Дача головкина в самаре

Дача купца Головкина или тот самый «дом со слонами»

В детстве, когда бывал на спуске к Волге около НФС, постоянно залазил на холм и через железный забор рассматривал цементных слонов дачи купца Головкина. Это место было для меня каким-то мистическим и всегда притягивало. А еще мечтал побывать внутри этого дома. Совсем недавно сюда начали водить экскурсии, и этой мечте стало возможным сбыться.

Знаменитая «Дача со слонами», которую знают все самарцы, принадлежала Константину Головкину — худож­нику, фотографу, археологу, авто­мобилисту и путешественнику. Здесь же он выступал и как архитектор, специально постигая основы такой непростой профессии, а помогал ему известный архитектор В.Тепфер. Для того, чтобы понимать, в каких условиях и почему Константин Павлович Головкин создал этот уникальный по своей архитектуре и своему смысловому значению дом, следует представлять, каким пространством он был окружен: в каком городе он родился, учился и заработал свои капиталы, то есть, что из себя представляла провинциальная Самара того времени.

Если бы мы с вами говорили про Самару середины века 19-го, то все, что мы бы с вами увидели, было подчинено торгово-экономическим нуждам. Главным архитектурным символом Самары были бесконечные хлебные амбары, которые опоясывали берега рек Волги и Самары. Самара была крупным торговым речным портом, и исходя из такой специфики города, происходила специфика занятости его населения. В середине 19-го века население нашего города составляла чуть более 10.000 человек, 5000 из которых ежедневно трудилось в самарском речном порту, осваивая профессию грузчиков, крючников, бурлаков. Остальная же часть самарцев в это же время начинает осваивать профессию торговцев. Стоит отметить, что самарские торговцы стоят абсолютно особняком от купцов и торговцев других российских регионов. Дело в том, что в Самаре эти люди были выходцами из крестьян, из простого и очень бедного населения, и когда они начинали свою предпринимательскую деятельность, у многих из них даже не было стартового капитала. К таким людям можно отнести Павла Ивановича Головкина, отца Константина Павловича. Он пришел в Самару в середине 19-го века и стал торговать на улицах пряниками, которые брал в аренду. Он начинал свой путь в торговле простым коробейником – уличным торговцем, у которого даже не было средств для собственной лавки, и всего в жизни добился сам. Одним из факторов успешности любого бизнеса является грамотное предложение определенного товара в определенное время. Павел Иванович Головкин стал одним из первых самарских купцов, который стал продавать обои. Этот новый вид отделочных материалов набирал популярность в конце шестидесятых – начале семидесятых годов 19-го века.
В начале 20 века Самара — это широкие мощеные улицы, большое количество магазинов, кинотеатров, электричества, автомобилей. В городе проживает более 100.000 человек населения. Большинство жителей уже не работает в речном порту, а работают в сфере обслуживания. У них сокращается рабочий день, появляется больше доходов и появляются определённые формы досуга. Соответственно преображается внешний вид города. Город украшают здания уникальной архитектуры, сделанной с невиданным ранее вкусом, а улицы начинают представлять из себя променадно-прогулочные зоны. Тем не менее, Самара по-прежнему остается важным торговым и портовым городом в среднем течении Волги. В Самаре крайне большое разнообразие архитектуры уже представлено к концу 19-го века, это многочисленные стили эклектики или неостили. Дело в том, что с середины 19-го века архитекторами начинается своеобразный творческий поиск новых архитектурных видов искусства, отличавшийся от классицизма, который главенствовал в искусстве вплоть до середины 19-го века. Свое вдохновение художники и архитекторы искали в архитектурных стилях, которые уже были в истории человечества. Таким образом на авансцену во второй половине 19-го века выходят такие стили как неорусский стиль, который был присущ для русских городов 12-го-14-го веков, появляется неоготический стиль, неовизантийский стиль. Эти стили являются классическими примерами городской эклектики — смешение стилей, поиска нового стиля, и эти творческие изыскания в конце 19-го века приводят к появлению абсолютно новый архитектуры, который во Франции так и называли «Ар Нуво» — новое искусство. Это архитектура, которая не имела под собой никакого исторического основания. Англичане называли этот архитектурный стиль модерн, что означало «современный». Это искусство было первым искусством в истории человечества, которое не имело ни исторических корней, ни национальных оттенков. Архитектуру модерна легко узнать на улицах любых европейских городов, будь то Барселона, Мюнхен или наша Самара. Модерн прежде всего характеризует плавность линий и подчеркнутая асимметричность фасада. Причем разность объемных пропорций для наблюдателя должна оставаться загадкой — где первый этаж переходит во второй, а второй, в свою очередь, снова переходит в первый. Композиция здания представляет единый образ, неразделимый на чёткие объемы и элементы здания.

Стоит отметить, что в модерне огромное значение придавалось мифологическим персонажам, таким как нимфы, сатиры, то есть те существа, которые обладают физическими способностями находиться одновременно в двух мирах — в мире реальном человеческом и в мире потустороннем, мире сказочном, мире мифическом. Начало 20-го века — возникновение беспредметного искусства, попытка проникнуть за грань видимой реальности в художественном смысле. Технический прогресс столь стремителен, что человек верит, что он вот-вот получит возможность заглянуть за грань реального бытия, и пока что своеобразный прогноз делают именно художники, архитекторы модернисты.
Еще отметим, что модерн возник действительно повсеместно по всей Европе и не имеет национальных чёрт, потому что развитие и распространение модерна напрямую связано с первыми архитектурно-техническими выставками, которые проходили в крупных городах Европы. По результатам этих выставок издавались журналы, которые знакомили широкий круг творческих людей по всему миру с последними достижениями архитектуры модерна. Соответственно, многие проекты зданий брались за основу существующих построек. И у нас в Самаре есть несколько примеров зданий которые были скопированы с аналогичных образцов в Турине, Хельсинки, Барселоне (Театр-цирк Олимп, Крестьянский банк, здание Почты на Куйбышева). Но дача уникальна, прямых ее аналогов не существует, это авторский проект Константина Головкина.

Макет здания отличался от построенного.

Построенное в 1908-1909 годах, так выглядело здание изначально.

К сожалению, в советские годы главный фасад, выходящий на Волгу, реконструировался. Веранда в центральной части фасада была застроена, кардинально изменив первоначальный облик и объем этой части здания. Это фото примерно 50-ых годов.

Так выглядит здание сейчас и переживает не лучшее время.

Два огромных слона, которые и дали народное название даче, были изготовлены по эскизам самого Головкина в Самаре так, чтобы их было хорошо видно с проплывающих мимо судов, причем Константин Павлович сам участвовал в изготовлении скульптур.

Дача Головкина – одно из самых мистических и окутанных легендами мест в Самаре.
У входа в дом на веранде находится статуя одинокой девушки. Ходили слухи, что скульптура посвящена либо трагически погибшей дочери купца, либо его тайной возлюбленной, которая покончила жизнь самоубийством.
Еще одна легенда, что под одним из слонов похоронена дочь Головкина, которая бросилась с обрыва от несчастной любви. Даже большевики после революции и в 30-е годы побоялись взорвать слонов.
В 1916 году там был госпиталь, позже детский сад, потом пытались сделать клуб, дискотеку, но все это не приживалось. Веселье и радость были несовместимы с этим угрюмым домом.
Теперь пройдемся по самому дому, это его изначальный план. К большому сожалению, интерьеры дачи не сохранились из-за сильного пожара и реконструкции, внутренности здания обрели совершенно другой вид. Фотографий внутреннего оформления не сохранилось, поэтому, гуляя тут, приходится только включать воображение.

Заходим через веранду, раньше она была открытая.
Бывшая столовая, а сейчас раздевалка.
В бывшей гостиной узкие, щелевидные, подобно бойницам, окна.
Бывшая спальня и детская, а сейчас актовый зал.
Здесь раньше находилась веранда, а сейчас сцена.
Теперь на второй этаж. Эта лестница тоже новодел, причем очень дешевый.
На втором этаже витраж и несколько дверей, одна из них ведет в ту самую башенку, которая является доминантой здания, проход туда закрыт из-за аварийного состояния, и в мастерскую Головкина.
Впрочем, аварийное состояние и у всех комнат на втором этаже.
Это мастерская Константина Павловича, его обитель, которая была завалена его работами и набросками.
Каждому художнику нужна муза, для Константина Павловича его музой была Волга, вид на которую открывается поистине неповторимый.
На балкон выходить лучше по одному. Он тоже в аварийном состоянии.
Свет от окон падает рассеянный, что оптимально для работы художника. До перестройки такие же окна располагалось и на другой стене комнаты.
Благодарю за возможность сбыться давней детской мечте компанию Арт-Экускурсии. Советую обязательно здесь побывать.

Дом со слонами — дача Константина Головкина, располагающаяся в Самаре по адресу:
улица Советской Армии, 296. Здание в стиле модерн.
Построено в 1908—1909 годах.
Дом построен по совместному проекту Головкина и архитектора В. В. Тепфера.

Интерьеры дачи и мебель для каждой комнаты создавались по чертежам хозяина, каждая комната имела свою цветовую гамму. В стены зала во всю их длину были вмонтированы широкие холсты с изображением летящих женских фигур в развевающихся одеждах. Эти полотна, так же как и расположенная рядом с домом скульптура девушки, предположительно образ Волги, были выполнены самим хозяином дачи. После того как здание в советское время несколько раз меняло функции, в нем расположился клуб насосно-фильтровальной станции. Интерьеры утрачены, но сам дом отреставрирован.
Константин Павлович родился в семье зажиточного самарского предпринимателя. По достижению совершеннолетия Константин Павлович получил часть наследства и сразу же поехал в Европу учиться живописи. Константин Головкин вернулся в Самару и открыл на улице Панской свой собственный магазин писчебумажных изделий, превратившийся в художественный салон. Он писал пейзажи Волги, Жигулей. Картины вез в Германию, где их распечатывали в виде цветных почтовых открыток. Все это давало прибыль, и предприятие Головкина процветало. Для вдохновения и творчества Головкину нужно было уединение. Он построил себе удивительную дачу (со слонами) в Студеном буераке, полученном по наследству. Красивое необычное здание в стиле модерн излучает таинственность. Подходим ближе и дом превращается в крепость с башней, бойницами…Возле входа на веранду поднимается статуя одинокой девушки. Ее силуэт кажется каким-то воздушным и легким. Она выскальзывает из белого постамента, как бы пытается оторваться от грешной земли..
Скульптуру в саду принято называть «Панночкой», однако я ее так называть не стану. В начале 1990-х появилось множество легенд, связанных с историей дачи и судьбе Головкина. В частности, есть несколько версий происхождения этой скульптуры. К примеру, вот здесь есть цитата с радио «Свобода»: «Впрочем, о «даче со слонами» известны и более мрачные легенды. (…) там похоронена, вроде бы, дочь Головкина, под слонами»
«Демидовщина», начавшаяся в начале 1990-х не могла не задеть дочь Головкина. В 1992-м году 85-летняя Евгения Головкина-Овсянникова опубликовала статью в газете «Волжская Коммуна», опровергающие все эти домыслы и легенды. Привожу отрывок из статьи:
«Мистицизм и неоромантизм и тем более суеверие были чужды Головкину. И в его картинах и этюдах нет следа указанных новых веяний в живописи. Напрасно в статье упоминают великого нашего Н.В.Гоголя, ибо никто из женщин в семье Головкина не летал на метле и тем более в С.-Петербург за черевичками, да и с Панночкой не был знаком. В этом надо бы Гоголя с его юмором и любовью к людям оставить в покое…
Долгое время ходила легенда о скульптуре молодой женщины на террасе у южногго входа в дом. Мне, дочери Головкина, пришлось развеять эту легенду о себе: я не утопилась в Волге от несчастной любви, а жива доныне, и мне уже 85 лет…»
Фигура К.П. Головкин (1871-1925) — одна из самых ярких и светлых фигур в истории Самары первой четверти 20 века. Издатель, фотограф-любитель, краевед, археолог, художник, владелец писчебумажного магазина. Учился сын купца второй гильдии П.И. Головкина в самарском Реальном училище. Там же он научился рисовать, однако кроме семи классов училища другого образования у него не было. Художник-самоучка, он, совместно с художником Ф.Е. Буровым, которого можно так же считать учителем Головкина, организовал самарский кружок любителей искусства. Именно Головкину обязан Самара тем, что в Публичном музее появился художественный отдел, преобразованный уже в советские годы в Самарский художественный музей. Головкин был очень увлеченным человеком, интересовался разными науками. Так же он известен, как владелец первого в Самаре автомобиля.
У Головкина была мечта построить в Самаре Дом науки и искусств, «храм науки и искусства», однако власти не поддержали его инициативу. После революции, Головкин вместе с семьей уезжает в Иркутск, где продолжает собирать экспонаты для самарского музея. Сохранилось письмо, написанное Головкиным, будучи беженцем, различным лицам и учреждениям: «Есть письмо в этом же сборнике, написанное им в Иркутске, будучи беженцем к различным лицам:В силу переживаемых Россией событий мне, как беженцу из Самары, приходится провести зиму в г. Иркутске.Дабы использовать в интересах нашего музея это невольное проживание в далекой Сибири, я хотел бы собрать для Самарского музея какие-либо предметы по этнографии, археологии, палеонтологии и пр., и пр. — местного края. Обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой ответить мне на следующие вопросы: Могу ли я приобрести и по какой цене костюмы и предметы культа, домашней обстановки и обихода якутов, бурят и других народов России… и т.д.»
18 ноября 1918(!)После Иркутска он совершает поездку в Японию и Манчжурию, где так же приобретает множество экспонатов для музея.В результате, вернувшись уже в 1920 году в Самару, Головкин привез целый вагон вещей, в том числе с археологических раскопок.В Самаре Головкин работал архивистом в губернском архиве вплоть до своей смерти в 1925 году.
Константин Павлович Головкин
Рядом с водителем Константин Павлович
Дача на берегу Волги была построена из пустотелого кирпича и имела, по воспоминаниям современников, особую акустику. Если обратить внимание на дореволюционную открытку, мы заметим, что во время реконструкции здания в 1990-х, центральная его часть была перестроена. На открытке не видно существующего ныне выступа. Вместо него на фотографии открытая деревянная веранда.
После национализации дачи, в ней был устроен госпиталь, затем детский сад, а в 1929-м году здание передали самарскому водоканалу, в управлении которого он пока еще и находится.
На фотографии начала 1930-х над балконом виден ныне утраченный растительный декор. В 1980-х здание дачи было руинировано. Его называли не иначе как «графские развалины».
Интерьер

Вид на дом с Волги
В 1990-х была произведена реконструкция памятника. Вот как описывают процесс реставрации в интернете:
«В начале 90-х годов дом представлял собой довольно жалкое зрелище. Новые владельцы дачи поставили в ней регистры центрального отопления. Но так как дача не предназначалась для проживания в ней зимой, пустотелые блоки не выдержали, и пошли просадки фундамента. Руководство “Водоканала” решило стянуть фундамент металлическими поясами. Но это лишь навредило зданию — в стенах пошли трещины, образовались мостики холода. Здание могло рассыпаться. Реставрационными работами на объекте занималось научно-практическое реставрационное товарищество “Старый город” под руководством архитектора-реставратора, действительного члена Академии архитектурного наследия, академика М.Б.Егорова. Институт “Горжилпроект” был представлен архитектором А.Л.Дучицким. Они, проведя исследования, потребовали снять металлические пояса, убрать регистры центрального отопления и устроить вместо них более щадящую отопительную систему. Трещины в стенах замазали известково-цементным раствором. Новых трещин, к счастью, не было. Потом сделали ремонт внешней стороны здания. Трехметровый цоколь обложили кирпичом. Само здание покрасили. На весь ремонт, с выявлением и уничтожением трещин, ушло четыре года. Все работы велись на средства МП “Водоканал”. Как рассказал архитектор-реставратор, заведующий сектором памятников и архитектурного наследия управления охраны памятников истории и культуры Александр Аксарин, многое о даче они узнали от внучки Головкина. Она рассказала, что слоны стояли ногами в воде и были частью украшавшего двор фонтанного ансамбля. Фонтан, по мнению Аксарина, можно восстановить. Но “Водоканал” не будет делать этого — нет средств.»
Произведения К.П. Головкина
Живопись
Открытки
http://golema.livejournal.com/49917.html
Старая Самара
http://oldsamara.samgtu.ru/part_2/page_html/page01.html
http://kraeham.livejournal.com/30121.html
Меню по рисункам самарского купца, художника К.П.Головкина.
http://www.alabin.ru/alabina/exposure/collections/menu/
Выполнена по рисункам самарского купца, художника К.П.Головкина.
Проекты
К.П. Головкин. Чертеж фасада Дома наук и искусств. http://golema.livejournal.com/40464.html
Самара сегодня
http://forum.tehnotour.ru/index.php?act=Print&client=printer&f=13&t=165

Светлое здание расположено у самой кромки крутого обрывистого берега и хорошо просматривается с Волги. Перед домом, на площади, обращенной к реке, стоят изваянные из камня в натуральную величину два каменных слона, обращенных друг к другу. Дача построена по проекту самого владельца, самарского художника и купца II гильдии Константина Павловича Головкина и архитектора В. Тепфера в 1908-1909 гг.
Здание, выдержанное в стиле самарского модерна, было и остаётся украшением местности. Здесь, за городом, перед дачей художника, в начале XX века любила гулять нарядная публика Самары, устраивались приемы и пикники.
Дача с парными скульптурами в стиле русского модерна была построена для своего семейства. Здание сложено из пустотелого кирпича и крупных бетонных блоков. Именно поэтому в доме уникальная акустика. Слоны сделаны из цемента по рисунку Головкина. Слоны пустотелые, и в одном из них, по воспоминаниям жены художника, были заложены документы и фотографии, относящиеся к постройке дачи.
Окна дома узкие и высокие — до трех метров. В них почти не проникал свет — приходилось зажигать свечи даже днем, зато свежесть Волги и ароматы розария, фруктовых деревьев, елочек, берез — всего того, что посадил Головкин своими руками, — присутствовали постоянно. В доме было пять комнат. В правой его части находилась гостиная, где во всю длину стен были вмонтированы написанные Головкиным широкие холсты с изображением летящей женской фигуры в развевающихся прозрачных одеждах. Еще стены оживляли металлические квадратные пластины с выдавленным орнаментом, где на месте ягод вставлялись стеклянные полусферы. Вся мебель дома была выполнена на заказ по эскизам Головкина. Украшением дома служили его же картины. А узоры на портьерах вышивала жена Константина Павловича.
После революции, семья Головкиных уехала из Самары. Дача была передана новой власти. Сначала под госпиталь, затем там «поселился» детский сад.
В 1929 году дача купца Головкина была передана на баланс МП «Водоканал» и сразу же переделана под клуб для молодежи. Кое-что сломали, кое-что доделали по-своему. Пытались там показывать кино, устраивать танцы, заниматься аэробикой.
В начале 90-х годов дом представлял собой довольно жалкое зрелище.
Новые владельцы дачи поставили в ней регистры центрального отопления. Но так как дача не предназначалась для проживания в ней зимой (Константин Павлович осенью уезжал в город), пустотелые блоки не выдержали, и пошли просадки фундамента. Руководство «Водоканала» решило стянуть фундамент металлическими поясами. Но это лишь навредило зданию — в стенах пошли трещины. Здание начало рассыпаться.
Реставрация длилась четыре года. В настоящее время «Водоканал» оградил территорию особняка забором и поставил охрану.
Константин Павлович Головкин родился 17 декабря 1872 года в семье купца Павла Головкина, бывшего коробейника, пришедшего в середине прошлого века в Самару пешком. Константин начал рисовать, еще не умея говорить. Когда он окончил шесть классов Самарского реального училища, отец поставил его работать в свой магазин. Но главной страстью Константина было все же рисование. В 19 лет он организовал кружок самарских художников. С 1891 по 1916 год им было устроено 19 персональных выставок, на которых он продемонстрировал 170 своих работ.
Также он имел дом и собственный писчебумажный и художественный магазин на улице Панской (ныне улица Ленинградская). Был купцом I гильдии, с капиталом к концу 1915 года в 2 миллиона рублей и владельцем первого в Самаре автомобиля. Серьезно занимался краеведением. Им была составлена уникальная краеведческая картотека. Сейчас она занесена в разряд уникальных дел самарского Госархива.
Константин Павлович умер в 1925 году, не дожив до 54 лет. Алексей Шакиров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *