Дом ворошиловских стрелков

Самый значительный памятник довоенного Калинина на правом берегу Волги. Построен военным ведомством в 1935 году как жилой дом для военных специалистов и офицеров. В этом же качестве дом продолжает использоваться по сей день (принадлежит академии ВКО им. Г.К. Жукова). Часть здания занимают приватизированные квартиры.

Здание имеет уникальную сохранность довоенных интерьеров в стиле сталинской неоклассики. Однако ремонты постепенно уничтожают подлинные элементы отделки.

«Дом Ворошиловских стрелков», как неофициально называется до сих пор это здание — ключевой памятник советской архитектуры в городе Твери, имевший огромное значение для ее облика. Именно по образцу этого дома и в соответствии со «стилем 1935 года», впервые представленном именно здесь, строилось потом множество домов более простых, но столь же монументальных форм на проспекте Чайковского, Петербургском шоссе и в центре города (проекты 1937-1941 гг.). Отчасти этот стиль продолжился и в послевоенные годы. Здание поставлено на крайне ответственном участке, формируя угол тверского трехлучья, там, где правая косая улица (Новгородская, ныне — Вольного Новгорода) выходит к Волге. Это место было одним из первых застроено после пожара 1763 года казенным зданием Провиантских складов (на фото Настюкова 1867 года — двухэтажное здание, за ним видна Ильинская церковь):

В начале 1930-х гг. здесь был запланирован новый городской проспект с перспективой строительства второго постоянного моста через Волгу. Исторические здания, многие из которых имели уникальный для Твери возраст и включали остатки палат рубежа XVII-XVIII вв., а также Ильинская церковь 1689 года были снесены. На их месте появилось новое здание новой империи. Значение его осознали практически сразу. На высоту карниза «Дома Ворошиловских стрелков» ориентированы все сталинские здания Тверского проспекта.

Фото 1940-х гг.. Обратите внимание, перед домом Ворошиловских стрелков еще остаются постройки 1-го квартала XVIII века:

Надо отдать должное — архитектор И.С. Юрматов (есть указание также на авторство другого архитектора В. Анферова) смог достойно перенять эстафету лучших зодчих начала царствования Екатерины II. Вписывая здание в сложный участок, окруженный образцовыми домами XVIII века (хрущевка слева на предыдущем фото лишь в 1960-х гг. сменила два здания 1760-х гг.), он создал важнейшую городскую доминанту, выигрышно воспринимающуюся с практически любой точки. Вид от кинотеатра «Звезда».

Вид с набережной:

Вид с Тверского проспекта:

Все фасады здания — парадные. Но основным, разумеется, является протяженный северный фасад, обращенный к Волге. Здание почти не пострадало во время оккупации города в 1941 года, некоторое время в 1941-1942 гг. в нем располагался штаб Калининского фронта. Отделка фасадов, в целом, сохранилась от времени постройки дома в середине 1930-х гг.

Центральная часть здания решена в виде заглубленного портика с шестью огромными пилястрами тосканского ордера, опирающимися на нижний этаж, решенный как единый цоколь.

Пространство между ними оформлено на уровне между третьим и четвертым этажами лепными композициями. Герб СССР:

две красные звезды в стилизованных тондо

и такие же тондо, но уже без символики, лишь с цветочным орнаментом. Характерно это постепенное убывание значимых изображений от центра к периферии:

Лепной картуш над входом — как правило, в зданиях такого стиля в нем обычно указывалась латинская дата строительства. Что было здесь, сейчас сказать сложно:

Еще один чрезвычайно ответственный элемент здания — его западный скругленный угол с лестницей.

Опоясывающие угол пилястры образуют эффектную полуротонду, несущую на высоте четвертого этажа широкий балкон.

Сочетания скруглений и острых углов придает этому огромному, в общем-то, зданию некоторую мягкость и пластичность. Сходно с западным углом решен и восточный, но он скромнее и лишь слегка оживляет плоскость стены, равномерно разбиваемую квадратами окон.

Зато юго-восточный угол решен по-другому. В завершающем его балконе-беседке (и только здесь) сказался отзвук конструктивистских исканий тех лет.

Еще одна стилизованная полуротонда — южный ризалит с лестницей внутри — напоминает парковые фасады крупных подмосковных усадеб (а в Тверской области подобную можно видеть, например, в Степановском-Волосове):

Очень большое значение имеют для формирования облика дома балконы. Их немного, они, как правило, декоративные (уже очень давно не используются) и сгруппированы в несколько эффектных рядов. Например, на северном фасаде в две линии на двух основных объемах:

и отдельными акцентами на других фасадах:

В общем-то, все они, и балконы, и в едином с ними стиле решенные навесы над входами — это, скорее, трибуны, кафедры для торжественных выходов и выступлений. К счастью, мода на остекление миновала эти слишком хрупкие конструкции.

К сожалению, детали эти проблемные, они нуждаются в ремонте, вряд ли реальном в современных условиях:

Скульптуры и фигурной лепнины на этом здании кроме герба СССР нет. Но лестницы были богато оформлены вазонами, в основном сохранившимися до наших дней.

До 2000-х гг. здание имело полный набор подлинных входных дверей, мало менявшийся со времен постройки. Постепенно, однако, двери начали менять — и всегда с ущербом для внешнего облика. Откровенным варварством нужно назвать замену в начале 2000-х гг. западных дверей на белый пластик.

До конца 2015 года сохранялись двери главного вестибюля с подлинными ручками 1930-х гг.

Заменены в октябре 2015 года — замена не очень заметна, но болезненна для исторической подлинности здания:

Примерно та же участь ждет оконную столярку, разработанную для этого здания индивидуально и быстро исчезающую при ремонтах.

В интерьере дом делится на две примерно равные по объему части — восточная, изначально разделенная на квартиры, и западная — общежитие. Наиболее эффектной остается как раз вторая, где центральный вестибюль

открывается на парадную лестницу.

Эта лестница — лучшая и самая эффектная часть интерьеров здания. Она бетонная, украшена бетонными же балясинами, идентичными ограждениям балконов

Ее полы выложены декоративной мозаикой различного, не повторяющегося геометрического рисунка.

Варианты рисунка свои на каждом этаже и на каждой лестничной площадке

Отделка стен — искусственный мрамор трех цветов: красноватого-оранжевый (для лестницы), охристо-желтый (для лестничных площадок) и серый (для пилястр). Видимо, эти же цвета были и изначальными при покраске фасадов.

Лестниц две — запасная, «черная», к западу от парадной, решена столь же роскошно, она лишь меньше по размеру и не имеет подобных парадной широких лестничных площадок на этажах и отделки искусственным мрамором. В остальном — все то же.

Даже рисунок полов здесь опять-таки индивидуален:

Сохранились на обеих лестницах частично подлинные светильники и лепнина.

Хуже обстоит дело с дверями. Здесь большое разнообразие дверей всех времен существования здания. Большое разнообразие и дверных ручек — от 1930-х гг. до настоящего времени.

Парадные общественные пространства в этом здании — два крупных холла на 3 и 4 этажах, от которых расходятся коридоры. Холлы устроены один над другим и над центральным входом. Холл третьего о этажа более сохранный, с подлинной лепниной и паркетом 1930-х гг.

Лепные потолочные розетки:

Пилястры:

Потолочная лепнина:

Паркет:

Аналогично был оформлен холл 4 этажа, но он значительно меньше и недавно ремонтировался.

Коридоры здания в части общежития довольно узкие и темные,

по сторонам расположены небольшие жилые и рабочие комнаты:

До настоящего времени частично сохранились радиаторы отопления 1948 года выпуска, но, вероятно, это ненадолго и будут заменены.

Определенный интерес представляет и цокольный этаж — это частично жилые, частично хозяйственные помещения. Коридор скромно украшен напольной плиткой и пояском лепного карниза.

Даже в нынешнем виде, утратив многие первоначальные элементы «Дом Ворошиловских стрелков» остается важнейшим памятником эпохи, одним из наиболее перспективных объектов для туристического показа в Твери. К сожалению, использование здания военным ведомством затрудняет его показ широкой публике — и, вероятно, к взаимной выгоде следует оговаривать как режим, так и время возможного доступа сюда — в его общественные пространства, наиболее интересные для публики. Здесь же в перспективе возможен небольшой экспозиционный уголок, посвященный истории как академии ВКО, так и, в целом, советской истории этого здания. Все это поможет сохранить уникальный дом в центре Твери для потомков, не испортить его внешний облик, провести его научную реставрацию.

Павел Иванов. Фото автора и Александра Дылевского, апрель и май 2015 года, январь 2016 года.

Материал Александра Дылевского об этом здании на сайте «Тверских ведомостей»

Метки: лепнина лестница советская_архитектура Для печати
К началу
Координаты: 56.861932,35.909029

30 октября трагически погиб в автомобильной катастрофе Генеральный директор Тверского государственного объединенного музея Юрий Михайлович Бошняк. Не стало большого и сильного человека, решительного и целеустремленного. Ю.М. Бошняк пользовался большим уважением в среде музейной общественности. Благодаря его энергии и подвижнической деятельности Тверской объединенный музей, которым он руководил 18 лет, выстоял в очень непростые 90-е годы, сохранил уникальные памятники и коллекции, открывал новые экспозиции. Офицер высшей квалификации оперативного звена, генерал-полковник, он был заметной фигурой в общественной жизни Твери. Но всем, кто бывал у него в музее, не забыть его радушия, доброжелательности, гостеприимства. Для всех, кто знал Юрия Михайловича, его гибель — большая и невосполнимая утрата.

Нам, сотрудникам сектора музейной энциклопедии РИК, невозможно будет забыть совместное проведение научного семинара в Твери в мае 2003 г., который благодаря Юрию Михайловичу был великолепно организован. Незабываемо и совместное участие в международной конференции в Берлине в апреле 2004, где ярко проявились масштаб его личности, воля, сила характера. У нас намечались новые совместные проекты и планы…

Лучший путь почтить память коллеги — вслушаться в его слова, в его мысли. Мы публикуем одну из последних статей Юрия Михайловича, посвященную конференции в Берлине, в которой видны все лучшие качества этого незаурядного человека (и сегодня все более редко встречающиеся): высокий профессионализм, принципиальность и патриотизм.

Сектор музейной энциклопедии Российского института культурологии

Ю.М. Бошняк

Мы победили! Война дискуссий в Германии.

В канун праздника Победы в Берлине прошла конференция специалистов музейного дела Германии, России и Беларуссии. Она была посвящена особенностям развития музеев в посткоммунистический период.

В Германии, в музее Карслхорст прошел третий этап заседания. В Карлсхорсте был подписан Акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, и это придавало россиянам чувство законной гордости. Впрочем, наши настроения были далеки от настроений немецких специалистов. Те представляли в докладах советский период нашей истории как сплошную драму и трагедию. Я, как постоянный участник конференции, не могу преклониться перед тем, что было в нашем недавнем прошлом, но и заниматься охаиванием считаю кощунственным. Мои российские коллеги дали резкий отпор недружественным выпадам немецких специалистов, но от полемики остался горький осадок. Политика довлеет над предметом нашего обсуждения. Но если бы это было только на словах!

Мы посетили лагерь смерти «Заксенхаузен», где сейчас музей. По нашему представлению, он должен демонстрировать все ужасы существования фашистской Германии. Ничего подобного! На стендах, на экранах демонстрируются изображения, где нарядные, сытые, здоровые фашисты маршируют по улицам завоеванных городов. У молодых, не знающих истории, эти фотографии и фильмы могут вызвать разве что восхищение, но никак не ужас и боль. В лагере были уничтожены миллионы пленных, Заксенхаузен можно назвать главным очагом фашистских злодеяний на территории Германии. Но огонь в очаге поддерживается немцами совсем по другому поводу. В 1947-49 гг. на территории «Заксенхаузена» существовал т.н. спецлагерь № 17. Он был создан советскими спецслужбами. Сейчас территория спецлагеря немецкими музейщиками представляется как образчик злодеяний, совершаемых на территории Германии победившей стороной. А весь «Заксенхаузен» как бы прилегающая территория, где тишь да благодать. Мы настойчиво интересовались у хозяев подробностями деятельности лагеря № 17: кто конкретно в нем содержался, какие методы воздействия применяли к пленным. Немцы отвечали, что таких данных у них нет. Данных нет, но лагерь демонстрируется посетителям как образчик «коммунистической диктатуры».

Кстати, немецкие коллеги постоянно подчеркивали в своих докладах, что в Германии были две диктатуры: фашистская и якобы существовавшая на территории бывшей ГДР. Хозяева конференции смешивали эти понятия, перенося главные обвинения именно на постфашистскую Германию.

Я убедился, что на Западе история войны СССР с фашистами переписывается в очередной раз заново. Некий г-н Хоппе, чиновник правительства Померании, отвечающий за культуру, сделал вывод, что потопление в январе 1945 г. лайнера «Вильгельм Гуслов» советской подводной лодкой под командованием легендарного Александра Маринеско — акт чудовищного зверства. Не зря Гитлер объявил нашего командира своим личным врагом. Фюрер действительно разгневался на Маринеско, впоследствии ставшего Героем Советского Союза, но совсем не потому, что якобы на борту в основном было мирное население. На лайнере находились 1300 асов подводного флота Германии, морская элита, это 60-70 полноценных команд-экипажей подводных лодок. Так что значение подвига советских подводников, потопивших цвет фашистской нации, трудно переоценить. Действительно, на корабле находились жены и дети командиров, но война не выбирает. Фашисты без разбору уничтожали советское мирное население. Наши оппоненты на конференции нашу точку зрения не разделяли и настаивали на своей. Я выступил и сказал, что не СССР напал на Германию, а наоборот; мы имели полное право на защиту и использование всех возможных средств борьбы, а это право, естественно, применяли.

У меня остался очень горький осадок от общения с немецкими специалистами, которые пытаются вытравить из умов молодого поколения правду о нашей великой победе, бесчисленных жертвах, правду о социалистическом периоде развития наших стран. Все святое мажется черной краской. И это отравляет наши взаимоотношения, порождает недоверие друг к другу. Самое странное, что заскоки происходят и в умах белорусских деятелей культуры, с которыми мы общались. Звучала та же тема страшного тоталитаризма и жуткой диктатуры. Странно, о чем это наши сябры?

Из «культурной» программы запомнилось посещение музея Штази. Это обычная тюрьма для уголовников и политических преступников. Особую известность она приобрела в 1953 г., когда рабочие вышли на улицу с протестом против повышения цен. Тогда многих забостовщиков содержали в этой тюрьме.

Были мы в музее Новой истории Германии, в Еврейском музее — такие очень модны и посещаемы на Западе. Они существуют в любом крупном городе. Музеи содержатся в образцовом порядке, хотя можно спорить о формах и способах отражения истории.

В музейных спорах, где рождается истина, российская сторона была представлена очень достойно. Свою историю и культуру мы не посрамили. И это самое главное впечатление от поездки в Германию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *