Дворец эмира бухарского железноводск

Железноводск. «Дворец Эмира Бухарского»

Сквозь сочную зелень деревьев белеет тонкая зубчатая резьба башенок, ажурные подковообразные арки входа, изящные резные колонны и перила балкона, ребристый купол. Минарет с башенкой… Чем не сказка «Тысяча и одна ночь»?!
Дворец Эмира Бухарского

Это великолепие располагается вблизи западного входа в железноводский парк и многими воспринимается как визитная карточка города Железноводска. История этой визитной карточки не менее интересна, чем ее внешний вид.
Здание представляет собой дворец в восточном стиле. Вместе с прилегающей частью парка он обнесен белоснежной ажурной литой оградой. Главный вход — в виде полукруглой аркады на колоннах со своеобразными мавританскими капителями. К входу ведет изящная каменная лестница в несколько маршей. По углам выходящей прямо в парк ограды стоят колонны со скульптурами львов, олицетворявших могущество и силу владельца. Надпись на арабском языке гласила: «Добро пожаловать» или «Мир входящему».

Идея постройки дворца принадлежит его хозяину. В 1885 году эмиром Бухарским стал Сеид-Богодур-Хан (вариант: Сеид-Абдул-Акарай-Хан или Сеид-Абдул-Ахадхан). Он занимал престол до 1910 года. Эмир любил бывать на Кавказских Минеральных Водах и первоначально хотел построить свою летнюю резиденцию в городе Пятигорске. По этому заказу известный инженер-архитектор Управления Кавказских Минеральных Вод В.Н. Семенов (1874-1960 гг.) разработал проект постройки. В 1905 году по высочайшему повелению в собственность эмиру даже был отведен участок площадью 1,7 квадратных сажен. Но в 1907 году эмир Бухарский посетил Пятигорск, где остановился в доме баронессы Клюгенау (сейчас здание школы №17), у которой была дача в Железноводске, на возвышении у самого входа в парк, со стороны Конторской площадки. Посетив ее, эмир был настолько очарован чудесным местоположением Железноводска и красотой города, что купил дачу Клюгенау и решил построить летнюю резиденцию именно там. Вскоре этот участок становится его собственностью.

Сам эмир вместе с архитектором В.Н. Семеновым присутствовал в Железноводске при закладке фундамента в 1907 году. Это и было единственное посещение эмиром своего дворца. Резиденцию строили мастера Бухары и Хорезма, а также местные каменотесы. Наблюдение за ходом строительства осуществляли главный архитектор Управления Кавказских Минеральных Вод И.И. Байков и гражданский инженер В.Ф. Циммерман. На дореволюционных открытках местных фотографов Г.И. Раева, И.П. Грекова, Г.М. Мойстлика демонстрируется чудесный облик этого нарядного сооружения, которое прекрасно смотрелось на фоне горы Железной.

Дворец эмира был готов к лету 1912 года. В.Н. Семенов создал тогда немало зданий, архитектуру которых можно отнести к стилю модерн. Резиденция эмира Бухарского этому подтверждение. Здесь обнаруживаются характерные для «ортодоксального модерна» черты, такие, например, как свободный, живописный план, в котором отсутствуют оси симметрии, а пространство разделено по функциональному принципу. Отдельные помещения группируются свободно вокруг главного, в то же время используются декоративные элементы восточной архитектуры, а также синтез искусств.

Дворец имеет сложную планировку со множеством лестниц, коридоров и переходов. Минарет с винтовой лестницей и купол дворца венчают полумесяцы, а внутри здания было устроено помещение для совершения намаза. В парадной части здания располагались роскошные комнаты для аудиенций. В них сохранилась великолепная отделка потолков, а в гостиной чудом уцелел большой камин с изразцами. Позади главного здания имелось еще одно, недоступное для посторонних, строение. Оно предназначалось для гарема.

Дворец с гаремом соединялся деревянным перекидным мостиком. Выглядывающую из чащи деревьев высокую каменную башню с майоликовым поясом и круглой галереей наверху местные жители окрестили «башней смерти», оттуда якобы должны были сбрасывать неверных жен. Вряд ли это соответствовало действительности, но романтизма и трагичности постройке придавало. На территории усадьбы располагались конюшни, ледники и другие хозяйственные постройки.

Алим-хан. Произведена ретушь фотографии. Русский фотограф С.М. Прокудин-Горский, один из пионеров цветной фотографии.
Оригинал хранится в Библиотеке Конгресса США.
Со строительством дворца связана еще одна легенда. Во время отделочных работ один из рабочих сорвался с большой высоты и разбился насмерть. Эмир, как человек глубоко религиозный, воспринял это как дурное знамение и ни разу не переступил порога своей резиденции.
После смерти эмира новым эмиром Бухары стал Тюра-Джан-Мирза-Алим-Хан. Под угрозой назревающих в эмирате событий он уже не думал о дворце в Железноводске. В 1913 году строители дворца И.И. Байков и В.Ф. Циммерман, в надежде на посещение Железноводска новым эмиром, заказали серебряное блюдо за 200 рублей для поднесения хлеба-соли, но скоро пришло известие, что эмир передал здание «Человеколюбивому обществу императрицы Марии Федоровны» в память 300-летия царствования дома Романовых.
Во дворце планировалось создать «благотворительный санаторий для лиц женского педагогического персонала». Этого так и не произошло, но все же перепланировка покоев эмира в санаторные палаты началась. Ее проект осуществил архитектор А.И.Кузнецов. За эту работу ведомство императрицы наградило его золотым портсигаром с бриллиантовым орлом. Санаторий открылся в мае 1914 г. Но уже спустя год дворец Бухарского эмира был «предоставлен под лазарет для больных воинов».
Новая жизнь пришла во дворец эмира в 1920 году, в те дни, когда произошло полное крушение эмирата. В бывшем дворце эмира Бухарского разместился санаторий Цусстраха на 80 коек. Он состоял из двухэтажных корпусов, соединенных между собой крытым ходом. В 1930-1950 годы тут находился санаторий ВЦСПС № 41, затем, в 1960-х годах, дворец стал корпусом санатория «Ударник». Тогда же на здании появилась мемориальная доска о пребывании на курорте в 1924-25 годах Клары Цеткин.

В годы Великой Отечественной войны во дворце эмира Бухарского лечили раненых советских воинов, об этом свидетельствует еще одна мемориальная доска на здании дворца – здесь был госпиталь №2164/5435.
В начале 70-х годов бывший дворец стал называться «корпусом №2» объединенного санатория Эрнста Тельмана.
Край где я живу:
Гроза на Кавказских Минеральных Водах
Гора Бештау, языческий лабиринт, скала Бастион…
Архыз
Осенний Кисловодск — прогулка по парку
Кмв: до и после — город Ессентуки (мини экскурсия)
КИСЛОВОДСК. МУЗЕЙ «ДАЧА ШАЛЯПИНА»

yarodom

Дворец эмира бухарского в Железноводске
Восток — Запад
1907–1912 гг. — время постройки дворца | 1700 кв. саженей земли выделил Николай II для его возведения в Железноводске | 35 коек вмещал санаторий, которым стал дворец в 1921-м | 463 чел. сегодня принимает санаторный комплекс им. Э. Тельмана. ©~~~~~~~~~~~ Другие краткие истории
История
Это чудесное, хотя и немного аляповатое здание обязано своим появлением Сеиду Абдул-Ахад-хану, бухарскому эмиру из династии Мангытов и большому другу Российской империи. Человек разносторонних талантов и интересов, читавший Пушкина на языке оригинала, он окончил Петербургский кадетский корпус, был желанным гостем русского двора и даже водил дружбу с Великим князем Александром Александровичем, будущим Александром III. Всем хорош был эмир, вот только здоровья был слабого. Поправлять его ездил на Кавказские минеральные воды, причем так часто, что даже решил построить себе дом в Пятигорске. Между тем, будучи в гостях у баронессы фон Клюгенау, обосновавшейся в Железноводске, он так полюбил этот тихий, уютный, утопающий в зелени город, что именно его избрал для своей резиденции. Николай II выделил у подножия Железной горы участок для дворца бухарского владыки, а также назначил зодчего — известного архитектора В. Н. Семенова, автора чуть ли не половины всех красивейших зданий на русском Кавказе.

Сеид-Абдул-Ахад-хан, эмир Бухары
Дворец эмира строили пять лет. В нем было все, что отвечало понятиям восточной роскоши: великолепные комнаты и сложные переходы, винтовые лестницы, купол и минарет, увенчанный полумесяцем. В помещение гарема, стоявшее чуть поодаль, в стороне от посторонних глаз, вел деревянный мосток… Увы, Сеид Абдул-Ахад-хан не прожил во дворце и дня: прослышав, что один из бухарских рабочих упал с лесов и убился насмерть, он посчитал это дурным знаком и более не приезжал в Железноводск.
Сейид Мир-Алим-хан (Тюря-джан), эмир бухарский (последний)
Новые времена
Собственно, он не дожил даже до окончания строительства. Эмир скончался в 1910-м, и дворец перешел к его сыну — Сеиду Алим-хану. Наследнику, однако, дворец оказался не нужен, и он передал его «Человеколюбивому обществу императрицы Марии Федоровны» — в память 300-летия дома Романовых. Грянула Первая мировая, и сказочное здание превратилось в госпиталь для русских солдат и офицеров. С приходом советской власти в нем разместился пансионат Цусстраха, в котором среди прочих поправляли здоровье Клара Цеткин, Надежда Крупская и Мария Ульянова. Дворец эмира был лазаретом для красногвардейцев, санаторием № 1 имени товарища Бухарина, медицинским учреждением № 41 ВЦСПС, санаторием «Ударник» и даже «лечебницей для женщин-педагогов». В годы Великой Отечественной сюда привозили раненых бойцов Красной армии. В 1973-м ему присвоили имя немецкого коммуниста Эрнеста Тельмана.
Названия менялись, но суть оставалась прежней: построенный для неги и наслаждений, дворец бухарского эмира служил и будет служить благородному делу — лечению больных. Наверное, Сеид Абдул-Ахад-хан не стал бы возражать против такого хода событий.
Алексей Шлыков
«Русский репортер»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *