Федоровская церковь в ярославле

Сказание о построении храма

«Повесть о начале зачатия и поставлении первыя древныя церкве святаго Николая Чудотворца, что на Пенье, како и кем доброхотных жителей и в которыя лета нача созидатися, и о явлении и написании и пренесения честнага образа пресвятыя Богородицы, Одигитрия нарицаемыя, Феодоровския и о создании, устроении и украшении вторыя каменныя церкве во имя Ея пресвятыя Богородицы Феодоровския, и потом о чудесах Ея, бываемых от онага образа пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, купно же и летопись сея церкви» — сказание XVIII века, в котором подробно изложена история Фёдоровского прихода с момента его основания до 1771 года.

Вознесенская церковь, служившая образцом при строительстве Фёдоровской

Сказание связывает возведение Фёдоровского храма в Толчковской слободе с чудотворным исцелением посадского человека Иоанна Плешкова. В 1669 году он «впаде в лютую болезнь расслабления», а исцелился после того, как во сне ему явились двое мужей «во одеянии святительском» и повелели совершить паломничество в Кострому к иконе Феодоровской Богоматери — моленному образу царей новой династии Романовых. Святители предписали Плешкову заказать список с чудотворного образа и соорудить в приходе Николы Пенского каменный храм в его честь.

По совету костромского протоиерея изготовление списка с Фёдоровской иконы было поручено знаменитому иконописцу Гурию Никитину. Тот взялся за ответственное задание только по наступлении великого поста: «той Гурий пред начинанием того дела воздержася от брашен, исповедася грехов своих, святых тайн причастися и тогда начать того святого дела касатися». По завершении работы икону переправили на лодке в Ярославль, где её прибытия ожидала толпа народа.

Храмы Фёдоровского прихода в 1880-е годы (фото И. Ф. Барщевского)

Пока образ несли в Николо-Пенскую церковь, произошло первое исцеление: Василий Потапов, «болезнующий с полгодичное время и не могий сам по себе ходити, изнесен бысть на одре пред врату дома своего», где после совершения молитвы смог своим ходом принять участие в процессии. Он пожертвовал на создание храма 20 рублей «и отыде в дом свой, радуясь и славя Бога и Богородицу». А во время строительных работ «носитель кирпича» Иоанн Жернов «небрежением своим со своду паде долу на землю, милосердием же и помощью Пресвятой Богородицы сохранён бысть от смерти».

Участок под строительство предоставил 27 сентября 1683 года Иван Моисеев Денисовский; это было его личное домовладение. В основание церкви храмоздатель Плешков положил найденный им в поле «камень велий». Прихожане хотели выбрать за образец церковь Петра Митрополита, однако Плешков посоветовал строить храм «мерою и подобием» значительно более крупной Вознесенской церкви. После снятия мерок с Вознесенского храма и совершения молебна толчковцы «все рвы покопаша, в них же и сваи дубовые побиша и весь бут каменем постлаша своими руками».

Как то было принято в допетровской Руси, приходская церковь стала результатом коллективного творчества всех жителей Николо-Пенского прихода. Когда был готов фундамент, «подаянием всего прихода жителей» для кладки стен были наняты профессиональные каменщики. Родион Леонтьев Еремин финансировал строительство храма после того, как стены были доведены «до окошек». Митрополит Иона Сысоевич дал храму благословенную грамоту, по которой он и был освящён 24 июля 1687 года, в один год со знаменитым соседом — храмом Иоанна Предтечи в Толчкове.

Храмовое убранство

Дидактическая икона с 12 минеями запечатлела неканоническое представление о мироустройстве: не земля окружена небом, а наоборот, от небес во все стороны лежит земля. При этом Троица — центр мироздания, Ей подчинены силы небесные, святые и православные народы.

До освящения храма прихожане-строители наполнили его иконостас образами, из них 67 были привезены из Толгского монастыря и обошлись им в 70 рублей. Для икон Фёдоровской церкви свойствен усложнённый космический и календарный символизм. Гигантская по тем временам сумма в 100 рублей ушла на создание «образа Отечества, окрест же его девять чинов ангельских и всех святых, в дванадесятых месяцех расположенных» (ныне в Ярославском музее-заповеднике). Справа от царских врат горожане поставили, «всеми входящими видим и поклоняем», образ Спаса, заказанный в Костроме Гурию Никитину. Драгоценная цата для образа была изготовлена иждивением Дмитрия Еремина, брата храмоздателя Родиона. Иконы же Троицы и Николы Чудотворца написал ярославец — Иларион Севастьянов, «прозванием Башка».

Ныне существующий иконостас прихожане заказали в 1705 году: столпы и царские врата вырезали Василий Комар и другие крестьяне пригородного села Михайловского, а киоты к иконам — ярославец Степан Ворона «с товарищи». Главными жертвователями оставались купцы Еремины. Родион Еремин, избранный старостой, пожертвовал в храм серебряный ковш для водосвящения (подарок царей Иоанна и Петра Алексеевичей от 25 января 1686 года), его братья с жёнами — шитые покровы и плащаницу, их родственник Иван (в 1697 году) вложил в храм Евангелие в серебряном окладе. Тогда же прихожане заказали колокола и (за 60 рублей) часы — Никифору Яковлеву из Романовской волости.

Фрагмент храмовой росписи (из коллекции достопримечательностей Российской империи)

Пожертвованный Ерёминым ковш описан в известной книге И. Г. Прыжова «История кабаков в России» (1868): «В Ярославле в приходской церкви Фёдоровской Божией Матери, хранится ковш, пожалованный в 1686 году ярославскому посадскому человеку Ерёмину от государей Ивана и Петра Алексеевичей за прибыльные деньги по кружечному двору. На дне ковша высечен двуглавый орёл, на отгубе ручки вырезан пеликан, терзающий грудь свою и кормящий детей».

Святые врата прихода были сооружены на средства Иосифа Еремина в 1714 году. Тем же годом датируется каменная богадельня, «а в ней мужеска полу 16 человек, женска полу 39» (данные Переписной книги Толчковской сотни 1717 года). В 1715 г. Иоанн Еремин внёс в храм тысячу рублей на поминовение своей души. На эти деньги прихожане «нарядиша града Ярославля посадских людей иконописцев Фёдора Игнатьева да Фёдора Фёдорова с товарищи церковь Пресвятой Богородицы Фёдоровской стенным письмом подписати». Эти фрески уцелели до нашего времени. Стенописные работы были завершены 28 июня 1716 года.

В храмовой повести также подробно изложено «Сказание о окрадении церкви Пресвятой Богородицы Фёдоровской» суздальцем Георгием Фёдоровым в 1707 году, рассказано о паломничестве местного кожевенника Матвея Нечаева в Иерусалим к храму Гроба Господня и о других событиях приходской и городской жизни. Имеются также данные о возведении младшим поколением Ереминых «над гробы родителей» в 1709 году с благословения Димитрия Ростовского каменного храма Льва Катанского.

  • Фреска «Распятие св. Петра»
  • Иконостас
  • Царские врата на дореволюционном фото С. М. Прокудина-Горского
  • Царские врата придела
  • Древняя плащаница

Архитектурные особенности

Западное крыльцо на столбах крыто колпаком (фотография С.М. Прокудина-Горского, 1911 год)

Фёдоровская церковь по своим характеристикам типична для зрелого этапа в развитии ярославского храмового зодчества, выделяясь лишь лаконичностью декора (вероятно, следствие того, что строилась она не богатейшими купцами, а всем миром). Крупный по размерам четверик (18 на 24 метра) оформлен весьма скупо: лопатки выявляют снаружи четырёхстолпное строение, арочные окна лишены наличников. Входы первоначально были устроены со всех трёх сторон (запад, север, юг); их оформляли небольшие крыльца. В начале XVIII века их разобрали, а четверик обстроили низкими крытыми галереями. Высокое западное крыльцо с тройной аркой и изразцовым поясом пристроено в 1736 году.

Архаичный, по-соборному строгий четверик контрастирует с крупным, сочным пятиглавием, которое придаёт всему зданию выразительный, грациозный силуэт. Высота щедро декорированных барабанов и пучинистых луковичных глав (22 метра) значительно превышает высоту основного куба (14 метров). Общая высота церкви (до креста центральной главы) — 36 метров, ровно в два раза больше ширины четверика. Поскольку храм был покрыт сразу на четыре ската, закомары здесь чисто декоративные; они не соответствуют пилястрам и опираются на «нарядный, сложнопрофилированный пояс, мастерски выполненный за счёт выпуска 12 рядов кирпича» (В. Ф. Маров). По пропорциям это один из самых гармоничных ярославских храмов.

Храм в XIX—XX веках

Вид на Фёдоровскую церковь с Большой Фёдоровской улицы, 2010 год

В XIX веке в приходе имелись церковное попечительство и школа. До 1834 года к храму были приписаны батальоны военных кантонистов. С западной стороны от него был вырыт пруд. Переделки, которым подвергался холодный храм, не были значительными. Купец И. Я. Кучумов в 1776 году пристроил южный Тихвинский придел в память об образе, принесённом сюда из Успенского собора.

Н. Н. Свешников в 1884 году, в честь совершеннолетия цесаревича Николая Александровича, соорудил с южной стороны ограды часовню, куда перенесли большую старинную икону Фёдоровской Богоматери, «хорошо видимую через узорчатые железные двери». Вторая часовня была освящена во имя Николая Мирликийского шестью годами позже. Эти часовни не сохранились.

В советское время храм был закрыт, разграблен и приспособлен под жильё, с 1946 по 1986 годы в нём складировали материалы. Церковь Николы Пенского не закрывалась и служила кафедрой ярославских архиереев.

В 1987 году случилось знаменательное по тем временам событие. Обком передал в ведение РПЦ Толгский монастырь и холодную Фёдоровскую церковь. Через 2 года из Ярославского музея-заповедника в собор были перенесены мощи святых благоверных князей Фёдора, Давида и Константина. С 2011 года мощи покоятся в раке в новом Успенском соборе Ярославля, а в Фёдоровской церкви остались лишь частички мощей.

За время, пока Фёдоровская церковь служила кафедральным собором, пострадавшие в советский период стенопись и иконостас реставрировались (хотя и не в полном объёме). На Рождество 1999 года была освящена новая кирпичная церковь-крестильня; напротив её построен городской хоспис.

Обзор храмов Фёдоровского прихода с Толбухинского моста в 2008 году был перекрыт массивным коробкообразным зданием гипермаркета «Карусель».

  • Резной портал
  • Интерьер
  • Иконостас
  • Интерьер Тихвинского придела
  • Дверь Тихвинского придела

ЦЕРКОВЬ ФЕДОРОВСКАЯ (БОГОМАТЕРИ ФЕДОРОВСКОЙ) в Ярославле

Авторы:Т.Е. КАЗАКЕВИЧ.А.Ш.

Находится на ул. Малая Пролетарская (бывш. Федоровский пер.), 59. Приход состоит из двух храмов — летнего Федоровского и зимнего Никольского.

5 фотоСмотреть фотогалерею 5 фото Церковь Федоровская из

Пятиглавый каменный холодный храм в честь Федоровской иконы Божией Матери сооружен в 1687 на месте, где стоял дом одного из горожан, который «своим двором поступился под церковь каменную пресвятыя Богородицы». За образец был выбран храм Вознесения Господня. Работы велись «всем народом», «покров и главы довершил своим иждивением един от жителей прихода сего» земский староста Родион Леонтьев Еремин. В 1736 с запада к храму была пристроена закрытая паперть с высоким крыльцом. Позднее с южной стороны паперти был устроен придел в честь Тихвинской иконы Богоматери. Внешний декор церкви весьма скромен. Основным украшением стен является широкий пояс из двенадцати профилированных кирпичных рядов, на который опираются завершающие стены декоративные полукружия.

В 1715—1716 на средства посадского Ивана Данилова Еремина интерьер Федоровской церкви был расписан ярославскими мастерами во главе с Федором Игнатьевым и Федором Федоровым. В 1862 стенопись была частично прописана клеевыми красками. Декоративно-композиционная система Федоровской росписи в основном следует традициям, сложившимся в ярославской монументальной живописи в конце XVII в. и нашедшим наиболее совершенное воплощение в росписи соседней церкви Иоанна Предтечи в Толчкове. Стенопись церкви Федоровской Богоматери состоит из 438 сюжетных клейм, сгруппированных в 25 иконографических циклов. Паперть церкви не была расписана.

В центральном куполе помещено изображение Вседержителя с раскрытым Евангелием. В барабане 8 праотцев в рост и 16 ветхозаветных пророков. На парусах написаны евангелисты, между ними «Спас на убрусе», «Богоматерь Знамение» и ангелы с зерцалами. На восточной подкупольной арке «Троица Ветхозаветная», на западной — «Сошествие Святого Духа». В куполе юго-западного барабана фреска «Христос Архиерей», на подпружных арках композиции «Достойно есть», «Христос и самарянка» и «Богоявление»; в северо-западном куполе «Николай Чудотворец в митре», на подпружных арках «Похвала Богородице», «Жены мироносицы» и «Вход в Иерусалим». Своды украшены изображениями праздников: северо-восточный — Благовещения и Рождества Богородицы (с апокрифическими сценами), юго-восточный — Рождества Христова и Сретения; на западном своде помещена композиция «София созда себе дом».

Подпружные арки и столпы заняты 46 сценами деяний апостольских. В нижней части столпов, на восточных их сторонах, написаны два оригинальных изображения полуфигур Христа и Богородицы в пышных медальонах из цветочных гирлянд, напоминающих оформление парадных царских портретов того времени. На южном столпе это «Богоматерь цвет неувядаемый», на северном — «Христос с мечом во устах».

Стены храма разделены киноварными разгранками на 6 ярусов. Пять верхних шириной 1,25 — 2 м заняты сюжетными фризами, шестой (1,3 м) — орнамент из вьющихся красновато-коричневых стеблей и листьев и зелено-голубоватых цветов. На западной стене в этом ярусе вместо орнамента даны 6 картин на сюжеты «Песни Песней». В крупных люнетах стен, образующих верхний ярус, располагаются многофигурные композиции праздников, среди которых преобладают праздники богородичного цикла — «Живоносный источник», «Покров», «Собор Богородицы» и «Введение во храм». В остальных сюжетных фризах тематические циклы следуют один за другим непрерывно, начинаясь в одном ярусе и переходя в другой. Второй ярус посвящен евангельской тематике, сюда же включены 6 композиций «Молитвы Господней». В третьем ярусе представлены четыре тематических цикла: «Заповеди блаженств» (9 клейм), «Символ веры» (12 клейм), притчи (10 клейм) и «Страсти Христовы» (5 клейм). Страстной цикл вместе с «Явлениями воскресшего Христа» продолжается в 30 клеймах четвертого яруса. Пятый ярус посвящен чудесам Богородицы и ее прославлению, на северной стене эту тему дополняют сцены из жития Иоанна Многострадального (небесного патрона заказчика росписи Ивана Еремина) и жития Николая Чудотворца.

Большим своеобразием отмечено декоративное оформление 16 больших окон храма. На подоконниках в круглых медальонах изображены 16 ветхозаветных пророков в царских коронах. В оконных арках традиционные эмблемы ангелов, Спаса на убрусе и Иоанна Предтечи помещены только на западной стене. На северной и южной стенах впервые в Ярославле однофигурные эмблемы заменены сложными сюжетными. На южной стене это композиции «Не рыдай мене, мати», «Недреманое око», «Явление Моисею неопалимой купины» и «Огненное восхождение Илии Пророка», на северной — «Притча о сучке в глазу брата», «Положение ризы Богородицы», «Лоно Авраамово» и «Обретение главы Иоанна Предтечи». Фрески, написанные в арках трех входных порталов, также относятся к богородичной тематике — «Сошествие Святого Духа», «Успение» и «Коронование Богородицы».

Декоративное оформление трех небольших замкнутых помещений алтаря отличается простотой и архаизмом изобразительного языка. В центральной алтарной конхе помещена сцена «О тебе радуется», в апсиде живопись располагается двумя регистрами. В верхний из них включено 10 литургических сцен, в нижнем изображения вселенских святителей. Их торжественный ряд акцентирует фигура Христа Архиерея, написанная в арке алтарного окна. Алтарная преграда занята изображениями мучеников, архидиаконов и ростовских святителей, а также сценой Тайной вечери. В конхе жертвенника написан Христос в потире, в своде литургическая композиция «Великий вход», в верхнем регистре апсиды иллюстрированы сцены из Акафиста Богородице и рассказы о душах усопших, в нижнем — фигуры архидиаконов. На алтарной преграде композиция «Похвала Богородице» и изображения апостолов из числа семидесяти. В арке, соединяющей жертвенник с центральным алтарем, помещена сцена «Три отрока в пещи огненной» и фигуры преподобных. В свод диаконника мастерски вписано «Древо Иессеево» с 14 фигурами ветхозаветных царей. У подножия древа, около фигуры спящего Иессея, помещены сцены сотворения Адама и Евы. В вершине древа Богоматерь в западном иконографическом типе, в короне, с распущенными волосами. В апсиде расположены огромные фигуры апостолов из числа семидесяти. Над аркой, ведущей в центральный алтарь, помещено «Чудо Георгия о змие». На алтарной преграде сложная символическая композиция на слова псалма Давидова «Красен добротою паче сынов человеческих». В центре ее изображен Христос в образе Ангела великого совета.

Роспись Федоровской церкви выполнена в резкой цветовой гамме, основными элементами которой являются теплые тона: золотистая охра, разбеленная празелень и красно-коричневая черлень. Кое-где в одеждах драгоценными сапфирами вспыхивают пятна венецианского чистого голубца. Открытый характер несложной и грубоватой цветной палитры, доведенная до предела плоскостность трактовки при помощи обобщенных и конструктивно скупых линий, орнамент, пышно и разнообразно покрывающий одежды и изображаемые предметы, придает росписи характер очаровательного лубка. И. Э. Грабарь назвал федоровские росписи «наиболее типичными лубками среди всех известных нам фресок».

Лубочный характер носит и сам подбор сюжетов, особенно в храмовом ярусе. Здесь отражена бьющая ключом жизнь со множеством реалистических бытовых подробностей и жанровых сцен. Тематика живописи подсказана десятью «чудами» из книги И. Галятовского «Небо Новое». В первом из них, посвященном обретению иконы Федоровской Богоматери, изображен костромской князь Василий Георгиевич Квашня во время соколиной охоты, в другой сцене он выступает против войск Батыя со знаменами, барабанщиками, отрядами кавалерии, пушками и пищалями. Интересна картина, изображающая пожар Костромы, на которой жители спасают от огня сундуки со своим имуществом.

Росписи создавались в период войны Петра I со шведами. Талантливый знаменщик Федор Игнатьев придал многим сценам неповторимые черты своей эпохи, живо, динамично, непосредственно показав в росписи морские и сухопутные битвы. Например, в «Чуде спасения Царьграда от сарацин» реально изображен трехмачтовый шведский корабль «Элефантина». Неповторимое своеобразие росписи придают превосходно написанные архитектурные кулисы, в облике которых угадываются реальные формы дворцов в стиле петровского барокко.

В 1705 в церкви сделан резной иконостас, выполненный ярославцем, посадским человеком Степаном Вороной и крестьянином Ярославского уезда Василием Комаром с товарищами. Большинство икон для иконостаса написаны в Толгском монастыре. Иконы местного чина «Богоматерь Федоровская» и «Спас на троне» принадлежат кисти знаменитого мастера XVII Гурия Никитина.

Деревянная церковь Николы Пенского (что на пенье), была сооружена прихожанами в 1659 по благословенной грамоте митрополита Ростовского Ионы. В средневековой «Повести о начале… и построении церкви…» так объясняется его название: «… Близ же того места исперва бяше лес велий, который перед начатием храма посечен был и по посечении оного леса остася множество пенья, от которого пенья и именование церковь сия прият…». Та же «Повесть…» объясняет построение церкви нежеланием жителей Толчковской слободы ожидать восстановления ц. Иоанна Предтечи, сгоревшей в 1659, а иметь свой храм поближе к домам горожан. В 1689−91 церковь была перестроена в камне и сделана теплой.

Храм одноглавый, с трапезной и с колокольней над входом с западной стороны. Трапезная и основной храм одинаковы по ширине (12,3 м) и изнутри воспринимаются как единый нерасчлененный объем. Главный престол посвящен Николаю Чудотворцу, в 1890 на средства купца С. А. Черногорова с северной стороны был пристроен двухэтажный придел в честь Сергия Радонежского, на втором этаже находилась часовня во имя Николая Чудотворца. Наружная отделка Николо-Пенской церкви скромна. Углы храма и трапезы обработаны широкими лопатками, карниз и цоколь украшены рядами профилированного кирпича и пояском поребрика. Все окна имеют одинаковые по форме наличники в виде прямоугольных рам с двумя кокошниками. Ажурный кованый крест, венчающий главку на восьмигранном барабане, напоминает крест над Казанским приделом церкви Рождества Христова.

Существующий двухъярусный иконостас классических форм выполнен в 1840 резчиком из Больших Солей В. Я. Трубниковым. В местном ярусе иконостаса сохранились иконы XVII в. Интерьер Николо-Пенской церкви украшен масляной живописью конца XIX, выполненной в подражание живописи М. Нестерова и В. Васнецова. В центральном объеме на своде и в люнетах помещены сцены из жизни Богоматери, в трапезе — праздничный и страстной циклы, в приделе — сцены житий Сергия Радонежского и Николая Чудотворца.

Церковь Федоровской Богоматери была закрыта в 1930. В 1989 передана Русской Православной Церкви. До освящения вновь построенного Успенского собора Фёдоровская церковь была кафедральным собором епархии. Церковь Николы Пенского не закрывалась и в ХХ в. долгое время была единственным действующим храмом в центре Ярославля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *