Остров прокаженных на крите

Спиналонга

Спиналонга (Греция) — описание, история, расположение. Точный адрес, телефон, веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео. Предыдущая фотография Пляж за островом Спиналонга

Спиналонга — остров с рваными очертаниями, который находится у самого берега в восточной части Крита, в заливе Мирабелу. Когда-то островок был частью материка, но позднее тонкая перемычка была разрушена — по некоторым данным, не естественным путём, а руками венецианцев. Ещё до начала периода их владычества на Спиналонге уже была выстроена крепость. Венецианцы сразу оценили преимущества расположения островка в бухте и возвели здесь полноценное укрепление, которое долгие века оставалось практически неприступным. В 16 веке в условиях постоянной борьбы за владычество на Средиземном море это было необходимо: Кипр уже находился под властью Османской империи, и турки постоянно совершали набеги на берега Крита. В середине 17 века османцы захватили-таки Крит, но Спиналонгу венецианцам удавалось удерживать в своих руках ещё 75 лет. Островок стал последним прибежищем христиан на Крите.

Приезд первой партии прокажённых стал более действенным средством изгнать с островка турок, нежели вооружённое нападение.

В конце концов Спиналонгу также захватили турки, и здесь поселились мирные жители, преимущественно рыбаки. Но уже через полтора века роли переменились: на Крите произошли две революции. Теперь на островке турецкие семьи спасались от критян, но продолжалось это недолго, и к 1900 году Спиналонга был уже малообитаем. Через три года критское правительство подписало указ об обустройстве здесь колонии для прокажённых. Приезд первой партии больных стал более действенным средством изгнать с островка последних остававшихся на нём турок, нежели вооружённое нападение. В те времена лепра вызывала почти суеверный ужас. А возможность жить в относительно человеческих условиях в брошенных турками домах стала для больных Крита поистине актом милосердия.

Лепрозорий на острове сохранился и после того, как Крит вошёл в состав Греции, и больных сюда привозили со всей страны, а позднее и из других стран. Обстоятельства жизни в колонии прокажённых Спиналонги долгое время были кошмарными. Дома находились в полуразрушенном состоянии, и возможностей их отремонтировать у больных не было. Не хватало денег, пищи, даже питьевой воды. Ситуация стала меняться к лучшему только после Второй мировой войны, а до того Спиналонга оставался островом слёз и скорби.

Остров Спиналонга

После открытия американцами лекарства от проказы число обитателей Спиналонги стало сокращаться, и к середине 20 века островок обезлюдел. Но, несмотря на мрачную историю, в последнее время он стал одним из наиболее популярных туристических объектов Крита и входит в пятёрку наиболее посещаемых достопримечательностей византийского периода на острове. Крепость Спиналонги неплохо сохранилась, а с вершины холма, на котором она расположена, открывается красивый вид на море. Некоторые здания были отреставрированы и подновлены. На острове работают кафе, сувенирные магазины, центр проката спортивного снаряжения.

Добраться до Спиналонги можно на катере из Агиос Николаоса либо деревушек Элунды или Плаки (от последней ехать ближе всего — около 10 минут). В ряд экскурсионных программ входят обед в таверне и купание на пляже близлежащего островка Колокита.

История Спиналонги

«Камни и скалы, и пустые дома прячут и скрывают вчерашний ад, причитания и крики боли в телах сотней больных!»
Остров расположен на острове Крит в области Лассити районе Мирабелло. Древнее название его было Калидон, но после оккупации венецианцами, остров был переименован на Спиналонга (длинный позвоночник).
Остров был завоеван турками в 1715 году и заселен мусульманами. С 1903 года его использовали в качестве Лепрозории, куда были перевезены первые 251 больные (критского происхождения), которые из-за обезображенного лица и по причине легкой передачи болезни ссылались или изолировались от общества, на удаленную окраину города, в места, которые назывались «мескиниа».
Условия были тяжелые, если вспомнить, что в то время не было надлежащего лечения, а вирус лепры заразен и его не могли вылечить.
После 1913 года перевезли постепенно пациентов со всей Греции, но и из других стран, увеличив число пациентов до 1000. Спиналонга стала в то время Международным Лепрозорием.
Жизнь прокаженных была несчастной. Спиналонга – напоминало конец света, кладбище для живых, без какой-либо элементарной организации, без лекарств, без помощи, без надежды.
Многие умирали от ужасных болей, разбитыми и уничтоженными.
Несмотря на все трудности, эти человеческие души, не только не сдались, но и создали своеобразную общину с собственными нормами и ценностями. Они женились друг на друге (хотя это и было запрещено из-за болезни) и заводили детей (некоторые из которых рождались здоровыми).
Создавали кафетерии, которые сами же и посещали. На небольшое пособие, выдаваемое им государством, покупали необходимую пищу на небольшом базаре, который находился на входе на остров от местных производителей, которым платили специально продезинфицированными деньгами. Все те, у кого были силы, выращивали овощи и занимались рыбалкой.
Эта ситуация начинает меняться с 1936, года, после прибытия на Спиналонгу Эпаминондоса Ремундакиса, студента третьего курса юридического факультета, который основал «Братство пациентов Спиналонги » и боролся в последующие годы за улучшение условий жизни пациентов. Ремундакис с закрытием Спиналонги в 1957 году перешел в лепрозорий Св. Варвары.
В 1948 году в США обнаружили лекарство для лечения проказы. С 1948 по 1957 год число пациентов на Спиналонге резко снизилась. Многие пациенты вылечились и вернулись на родину.
Другие (20 тяжелых больных) были переданы в Афины, в специализированную по инфекционным болезням больницу, расположенную в Св. Варвару в Эгалео!

Многие не смогли побороть болезнь. Судьба была жестока к ним! После ухода последнего пациента с острова (1957) остров оставался безлюдным в течение нескольких лет, и поэтому важные исторические данные были потеряны. Большинство зданий Лепрозория были разрушены. Казалось, что люди не хотят грустных воспоминаний из их недавнего прошлого!

Сегодня Спиналонга считается археологическим местом и некоторые здания отреставрированы.

Остров стал одним из туристических направлений для однодневных поездок. Его посещают более 300.000 человек, число, которое достигают пять основных византийских — пост-византийских археологических мест в Греции.

Исследуйте остров и представьте, как на этом бесплодном острове человеческие души, несмотря на болезнь, несмотря на их изоляцию, продолжали работать, общаться, любить, заводить семьи и в конечном итоге добились улучшения их будущего, потому что они любили жизнь и не сдавались.

Гуляя по Спиналонге, остановитесь и задержите дыхание. Постарайтесь прочувствовать атмосферу боли и ужаса, атмосферу безвыходности и отсутствия надежды. Пророните две слезинки, и вы увидите, как они присоединятся к миллионам слез, покрывающим этот путь.

Лепра постепенно пожирала человеческое тело, извращала человеческий облик, не делая различия между молодыми и старыми, красивыми и безобразными. Сначала медленно умирала душа – от прокаженных отворачивалась соседи, друзья, семья, затем умирало тело – мучительно и страшно. Несколько лет назад по греческому телевидению транслировался сериал «Остров», рассказывающий об истории тех, кто жил и умер на Спиналонге, но и о тех, кто, не смотря ни на что, любил, рожал детей и мечтал о жизни, которую их потомки проживут вместо них.

Краткая справка: Лепра (болезнь Хансена, устаревшие названия — прокааза, греческий элефантизм, арабская лепра, восточная лепра, финикийская болезнь скорбная болезнь, крымка, ленивая смерть, болезнь Святого Лазаря и др.)- хроническое инфекционное заболевание, вызываемое микобактериями, протекающая с преимущественным поражением кожи, периферической нервной системы, иногда передней камеры глаза, верхних дыхательных путей выше гортани, яичек, а также кистей и стоп.

Механизм передачи инфекции до сих пор точно не установлен . За последнее десятилетие во всем мире число больных проказой снизилось с 10—12 млн до 1,8 млн. В основном, лепра распространена в тропических странах, но болезнь по-прежнему широко распространена в некоторых районах Бразилии, Южной Азии (Индия, Непал), Восточной Африки (Танзания, Мадагаскар, Мозамбик) и западной части Тихого Океана.
В начале ХХ века на Крите жители местечка Плака столкнулись с проказой, о которой в книге Никоса Казандзакиса «Божий человек» Франциск Ассизский, святой католической церкви, рассказывал как о самом ужасном своем кошмаре:
«Я не могу выносить прокаженных, боюсь и смотреть на них. Как только услышу звон колокольчиков, которыт они носят, чтобы прохожие успели схорониться, так и теряю сознание».
Большинство из нас и знать не знает, что такое лепра, но на Крите истории о прокаженных до сих пор в ходу, и матери и по сей день пугают ими своих непоседливых детей. А крохотный островок Спиналонга, куда критяне изгоняли своих прокаженных давным-давно стал археологической достопримечательностью, средиземноморским раем, ежегодно посещаемым 300 тысячами туристов!
Добраться до Спиналонга можно на туристическом катере, который отплывает ежечасно из Ай-Николаоса, Элунды и Плаки: ведь бывший Остров прокаженных лежит в синем море всего лишь в 800-ах метрах от живописных берегов Крита. Некогда на своей лодке из Плаки туда перевозил прокаженных и продукты питания лодочник – настоящий Харон, доставляющий умерших в подземное царство смерти по ледяным водам реки Стикс. Статистические данные за 2009 год свидетельствуют о том, что в последние годы остров ежедневно посещают 1200-1500 туристов, и что Спиналонга является вторым по популярности и посещаемости (после Кносского дворца) археологическим памятником Крита!


Спиналонга лежит при входе в бухту Мерабелу в Ласити, и свое имя остров получил от венецианцев, оставивших свой глубокий след в критской истории: «спина» означает «колючка», а «лонга» — «длинная»: островок, превращенный ими в 1579 году в неприступную крепость, был полон колючек, и даже после турецкого завоевания Крита в 1669 году остров оставался в руках итальянцев и служил убежищем для преследуемых мусульманами христиан. Лишь в 1715 году Спиналонга стала «турецкой», а в конце 19 века критяне начали ссылать на остров своих прокаженных, пока в 1905 году остров и официально не стал «проклятым» островом, островом медленной смерти. Сначала здесь «складировали» 250 зараженных страшной лепрой критян, затем, после присоединения Крита к Греции в 1913 году – прокаженных со всей Греции, а вскоре– и со всей Европы. Спиналонга стала местом человеческого стыда, Международным Домом Проказы, как называли остров: ведь тогда болезнь считалась заразной.
«Дом проказы» закрылся лишь в 1957 году, просуществовав чуть более полувека, и последние прокаженные были перевезены в Афины, в клинику Агиа Варвара в Эгалео: страшные нечеловеческие тени, без рода, без племени, без родных, которые от них давным-давно отказались, похоронив и память о своих «нечистых» родных на Спиналонге.
Эти безобразные «тени» — «хансеники», как их называли греки по имени норвежского врача Герхарда Хансена, открывшего микробактерии лепры – не только существовали на острове, но любили, женились между собой и даже рожали здоровых (иногда) детей, которые сначала жили на Спиналонге со своими жуткими родителями, а затем «государство» стало забирать их на «Большую землю», где они опять же продолжали влачить изолированное существование, как будто бы никогда и не покидали острова. Детей прокаженных тоже называли «хансениками», и речь идет о целом поколении таких детей!

На проклятом острове жило около 1000 (!) больных, и лишь в 1948 году когда в Америке был открыт препарат для лечения лепры, для жителей земного ада, Спиналонги, блеснул луч надежды: именно с 1948 число жителей острова начало постепенно таять. Хотя это не совсем так: один критский музыкант, виртуоз критской лиры остался умирать на острове, отказавшись покинуть его.
Государство не полностью отреклось от своих изуродованных болезнью Хансена детей: им полагалось небольшое месячное пособие – на пропитание и лекарства, на которое можно было, если не прожить, то хотя бы продлить свой мучительный путь к смерти. Лишь в 1936 году произошел резкий поворот в жизни больных: на Спиналонга сослали Эммануила Ремундакиса, студента, учившегося на третьем курсе юридического факультета и заболевшего лепрой. На остров приехал мужчина, возраст которого определить было невозможно: лепра делает людей не только неузнаваемыми, но и полностью стирает все возрастные границы. Мужчина был слепым, одну его руку болезнь уже успела «сожрать».
Эммануил Ремундакис встряхнул своих братьев по несчастью, доказал им, что и в нечеловеческом облике теплится душа, и что человек в любых условиях должен оставаться человеком. Дома на острове – те самые, обветшавшие, которые бросили турки, покидая Крит – были чисто выбелены, больные самы прорыли новые дороги, организовали службу по уборке острова, выстроили театр, кинематограф, открыли парикмахерскую, кофейню и из мегафонов острова к небесам неслась классическая музыка!
Люди словно проснулись от литаргического сна: они стали заботиться друг о друге, на острове открыла двери старенькая церковь Святого Пантелеймона, где служил мужественный священник – абсолютно здоровый человек, добровольно посвятивший свою жизнь прокаженным. «Братство Больных Спиналонги», основанное студентом-юристом, вдохнуло жизнь в искалеченные души и тела людей. Говорят, что сначала хансеники приняли священника в штыки: уж слишком разгневаны они были на Бога, чтобы ходить на службу. Священник пел псалмы, а островитяне затыкали уши или же покрывали пение своими завываниями и проклятиями. Прошло много дней, прежде, чем на пороге церкви появился первый прокаженный. С того вечера протекло целых десять лет, и больные до последнего дня считали своего священника «чудом Спиналонги».
Священник был не единственным «живым в царстве мертвых». На остров так же тайно приплыла и критянка Элени, последовавшая на Спина-Лонгу за своим больным мужем. Тот попытался отвратить ее от страшного шага, но Элени, вместо того, чтобы прислушаться к голосу разума, наполнила шприц кровью мужа и ввела ее в свою вену!
Мужественная и преданная женщина не заболела лепрой, но и острова не покинула и, пока был жив ее муж, оставалась с ним на Спиналонге и заботилась о больных.
Мужественный священник и мужественная Элени – не единственные, кто смог избавиться от кошмара Святого Францистка Ассизского перед прокаженными: в клинике в Эгалео больные, которые успели покинуть Спиналонгу, нашли убежище и милосердие. (Хотя и неприемлимые с медицинской точки зрения условия – они не изменились и по сей день!)
«Я живу здесь более 40 лет, приехал сюда с острова Самоса, вместе с родителями, тоже больными болезнью Хансена. Мать и отец умерли, а я потерял ногу и пальцы на руках. Но я уже здоров и даже хочу отправиться на экскурсию к себе на родной остров. Потом все равно вернусь сюда – здесь моя семья, мои друзья, здесь мы все – одинаковые, здесь о нас заботятся и нас любят», — рассказывает один из «хансеников».
Так думают почти все оставшиеся в живых прокаженные: да и куда им податься? Кто из нас не объят священным ужасом Франциска Ассизского? Кто из нас и в ХХI веке готов взглянуть без содрогания в жуткое лицо прокаженного?
О Спиналонге вспомнили после того, как в свет вышла книга Виктории Хислоп «Остров», продавшая около 1 миллиона экземпляров и переведенная на 25 языков мира. Именно «Остров» и лег в основу нового сериала МЕГА, и именно эта книга побудила многих из потомков прокаженных обратиться к запрещенным страницам истории своей семьи.
Так, один из читателей именно из книги Виктории Хислоп узнал историю своей прабабки, которая продала свой ткацкий станок, чтобы заплатить лодочнику, под покровом ночи перевозившему прокаженных на Спиналонгу: ее муж Яннис заболел страшной болезнью и должен был покинуть мир здоровых людей. Проникнуть на проклятый остров иным способом было невозможно. Яннис вернулся здоровым к себе в деревню, его же мужественная дена – умерла на острове, оставшись навечно среди прокаженных.
Другая критянка, Ирина, помолвленная в 16 лет, так и не дождалась свадьбы: ее жених заболел лепрой, и был вывезен на Спиналонгу. Она осталась его ждать, так как выйти замуж за другого ей было все равно заказано: хоть и здоровая, Ирина оставалась «невестой прокаженного». . .
Манолис Фундулакис – один из прокаженных, к которому судьба отнеслась с милостью. Он заболел проказой в 1949 году, в 20 лет, служа полицейским в Пирее. Однако, невеста не испугалась ни его страшного вида, ни самой болезни, и их брак вдохнул жизнь в изуродованное тело молодого человека. В 1955 году у них родилась абсолютно здоровая дочь. Манолис Фундулакис долго лечился в клинике в Агиа Варвара, и в качестве секретаря Общества больных болезнью Хансена часто посещал Спинаκонгу. Благодаря ему греческое общество смогло приоткрыть глаза и, хоть из-под ресниц, но взглянуть на своих прокаженных братьев.

Манолис Фундулакис

В 1968 году немецкий режиссер Werner Herzog приехал на Крит и снял короткометражный, всего на 13 минут, фильм, который назвал «Letzte Worte» — «Последние слова». Фильм рассказывал о замечательном маэстро критской лиры, Андонисе Пападакисе, который большую часть своей жизни провел на острове прокаженных. Именно он откзался вернуться в «цивилизованный» мир после того, как Спиналонгу покинул и последний больной.
Да о какой цивилизации вообще можно вести речь! Мир людей, похоронивших заживо своих больных братьев, был не достоин внимать звукам его лиры. Колючки и ящерицы Спина-Лонги оказались гораздо милосерднее. . .
Кто-то назвал прокаженных «натюрмортами» — «мертвой природой». Очень метко и страшно. Но даже и не побывав на Спиналонге, не следует забывать о том, что пути Господни неисповедимы, и никто не знает заранее, уготован ему или нет путь на Голгофу.
Может быть, в школах, кроме урока Домашней экономики следует ввести уроки Милосердия?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *