Приоратский дворец гатчина

Особенности дворца

Приоратский дворец не так роскошен, как другие дворцы пригородов Санкт-Петербурга. Известность его определяется необычной технологией строительства, оригинальным обликом, удивительным сочетанием дворца и окружающего пейзажа.

Приорат — единственное сохранившееся в России архитектурное сооружение, построенное в основном по технологии землебита: слои спрессованного суглинка пропитываются известковым раствором. По этой технологии построены стены дворца, ограда, придворцовые постройки. Подпорная стена сделана из знаменитого пудостского камня, которым были выложены многие гатчинские строения. Башня дворца построена из парицкого камня.

Расположен Приорат на юго-восточном берегу Чёрного озера. Парк, в котором находится озеро, в дальнейшем также стали называть «Приоратским» (до этого он назывался «Малым Зверинцем»).

Приоратский дворецПриоратский дворец ночью

Приорат построен в стиле русского зодчества последней трети XVIII века, называемого предромантическим направлением. Сооружение представляет собой стилизацию под средневековые католические монастыри. Роль храмовой колокольни играет башня, все постройки объединены в одно целое внутренним двором и глухой оградой. Расположен Приорат, как и монастыри, в уединённом месте. Монастырский характер подчёркивается аскетичным внутренним убранством. Также Приорат напоминает средневековый замок. Некоторые детали дворца характерны для стиля классицизма. Это горизонтальные членения фасадов, потолки — главное украшение помещений дворца.

Приоратский дворец в послеобеденное время

Все исследователи отмечают точность расположения Приората, оригинальную композицию, характерный отказ от симметрии. Оригинальность Приората в том, что в нём нет повторов, каждая точка обзора нова. Со стороны Чёрного озера создается иллюзия, будто дворец расположен на острове. Подпорная стена придает дворцу черты крепости. С юга Приорат имеет сходство с готической капеллой. Северный фасад словно вырастает из воды. Со стороны главного входа — это загородная усадьба. Здание кухни выполнено в форме русской избы.

История создания

Основная статья: Мальтийский орден в РоссииВ. Л. Боровиковский: Портрет Павла I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена С. Тончи: Портрет Павла I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена

Создание Приората связано с историей Европы конца XVIII века. В результате Французской революции Мальтийский Орден потерял значительную часть своих владений. Орден обратился за помощью к только что вступившему на престол Павлу I. В январе 1797 император подписал Конвенцию, согласно которой в России создавалось «Великое Приорство» Мальтийского Ордена. Для размещения администрации приорства в собственность Ордену был передан бывший Воронцовский дворец в Петербурге. Вскоре после этого Павел I решил построить летнюю резиденцию для приора Мальтийского ордена принца Конде. Местоположением дворца была избрана Гатчина — загородная резиденция Павла I.

До строительства дворца Н. А. Львов по землебитной технологии построил несколько сооружений, в том числе, в 1797 году, «хижину» для фаворитки Павла Ι Е. И. Нелидовой. Перед строительством Приората в саду Гатчинского дворца под руководством Н. А. Львова был построен по землебитной технологии угол избы с фундаментом. Испытывали её на прочность придворные дамы, пытаясь проколоть зонтиками, и офицеры — стараясь разрушить палашами. Осмотрев постройку, Павел I предложил выбрать архитектору самому место и построить там Приорат.

Подготовительные работы начались осенью 1797 года. Землебитные стены дворца и дворцовых построек были возведены за три месяца: с 15 июня по 12 сентября 1798 года. Стоимость стен составила 2000 руб., в то время как стоимость аналогичных каменных стен была бы 25000 руб. Приорат был принят императором 22 августа 1799 году, а 23 августа пожалован Мальтийскому Ордену. К этому времени император Павел I был de facto уже великим магистром — главой ордена, таким образом став полноправным владельцем Приората. 12 октября 1799 года во дворце рыцарями Мальтийского ордена своему новому Великому магистру были переданы три древние реликвии госпитальеров — частица древа Креста Господня, Филермская икона Божией Матери и десницу св. Иоанна Крестителя (в память об этом событии в 1800 году был установлен праздник — Перенесение из Мальты в Гатчину части Креста Господня).

В 1800 году император со своими сыновьями Александром и Константином останавливался во дворце во время манёвров.

Дальнейшая история Приората

Тарас Шевченко. Приоратский дворец. Рисунок пером, 1839 год

Император Александр I — протектор Ордена — передал Приорат в государственную казну. Дворцом почти не пользовались. Члены императорской семьи изредка приезжали во дворец на кратковременный отдых. В 1820-х годах, с разрешения императрицы Марии Фёдоровны, во дворце временно размещался лютеранский храм. В 1840-е годы император Николай I иногда, на время манёвров, предоставлял Приорат генералитету. В Приорате состоялась первая встреча принцессы Марии Гессенской (невесты наследника престола) и Александра Николаевича (император Александр II).

Приорат запечатлели в своих картинах Т. Г. Шевченко, М. В. Добужинский и др.

В 1880-х годах дворец ремонтировался и был частично реконструирован для размещения в нём придворных певчих. Были сделаны водопровод и канализация, укреплены перекрытия. Приорат был приспособлен для круглогодичного проживания пятидесяти человек. В дальнейшем в нём предоставлялись квартиры придворным.

В начале XX века во дворце начали организовываться различные выставки. В годы Первой мировой войны в Приорате размещался госпиталь. В 1924 г. в Приорате расположилась экскурсионная станция, с 1930 по 1940 гг. здесь были базы отдыха некоторых ленинградских заводов.

В годы Второй мировой войны Приорат уцелел, хотя были разрушены часть ограды, одна из караульных будок, снесена крыша. После войны в нём располагались сначала военно-строительная часть, затем Дом пионеров и школьников, а с 1968 г., вплоть до начала реставрации — районный краеведческий музей.

С начала 1980-х годов началась реставрация дворца, которая была в основном закончена к 2004 г., и дворец был открыт для посещения.

Ссылки

  • Сайт Приоратского дворца
  • Фотографии Приоратского дворца
  • Приоратский дворец
  • Из записок Елисаветы Николаевны Львовой

Глава 7

История Гатчинского приората

Среди символов города Гатчины наряду с Большим Гатчинским дворцом, Коннетаблем и воротами есть одно удивительное для России сооружение, как в прямом, так и в переносном смысле, — Приоратский дворец. Все, что с ним связано, необычно, начиная с истории появления Приората и событий вокруг Мальтийского ордена и заканчивая материалом, из которого изготовлена гатчинская постройка, возвышающаяся на берегу Черного озера в парке с тем же, что и она, названием — Приоратском.

История прихода в Россию Приората перекликается с событиями во Франции и внешней политикой Павла I.

Мальтийский орден был старейшей рыцарской организацией в мире, подчинявшийся Римско-католической церкви. Полное его название звучит так: Суверенный военный орден рыцарей-госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты. Орден имеет длинную историю, которая началась в 1040-х годах, когда, получив разрешение от халифа Египта, купцы Морской Республики Амальфи построили в Иерусалиме церковь, женский монастырь и больницу для оказания помощи страждущим паломникам.

Озеро Черное и Приоратский парк

После того как в 1291 году христиане были вынуждены покинуть Святую землю, орден перебрался на Кипр, а затем занял остров Родос, где держал большой флот для защиты христиан региона от постоянных мусульманских набегов, выиграв несколько крупных сражений в Египте и на территории Палестины. Управлял организацией, которая стала принимать все черты государства (чеканили монету, развивали дипломатические отношения с другими странами), Великий магистр, или князь Родоса. В 1523 году Родос осадила армия десятого султана Османской империи Сулеймана Великолепного, того самого, что писал стихи, отливал пушки и казнил несколько десятков своих сыновей. После долгой осады турками орден был вынужден сдаться и покинуть Родос. С 1530 года госпитальерам был передан остров Мальта. Здесь мы подошли к событиям, прямо связанным с Россией и двумя императорами — Павлом I и Наполеоном Бонапартом. В 1798 году Наполеон (тогда еще генерал французской революционной армии) занял Мальту из-за ее стратегического расположения в Средиземноморье. Поход в Египет требовал хоть как-то обезопасить морские пути. Так как Наполеон силой занял территорию ордена, а по закону рыцари не могли воевать с христианами, то госпитальеры были вынуждены в очередной раз покинуть уже обжитую территорию. Проблема была еще и в том, что революция во Франции лишила госпитальеров большой части финансовых поступлений. И тут император Павел предложил свои услуги скитающейся рыцарской организации. В январе 1797 года государь подписал специальную конвенцию о создании в России Великого Приорства Мальтийского ордена, которое расположилось в Воронцовском дворце, находившемся на Садовой улице напротив Гостиного Двора. До нашего времени сохранилось свидетельство пребывания Мальтийского ордена во дворце — Мальтийская капелла, пристроенная со стороны сада архитектором Дж. Кваренги. 16 декабря 1798 года Павел I де-факто стал Великим магистром и Протектором ордена, а Санкт-Петербург — официальным местом размещения главной резиденции госпитальеров. В России учредили орден Святого Иоанна Иерусалимского, а мальтийский крест появился на государственном гербе империи. 12 декабря 1799 года в Гатчину прибыла большая делегация рыцарей ордена, которая преподнесла императору России как фактическому главе Мальтийского ордена три древние реликвии — десницу святого Иоанна Крестителя, частицу древа Креста Господня и Филермскую икону Божией Матери.

Император Павел I — глава Мальтийского ордена. С картины С. Тончи

Великий магистр решил выстроить в Гатчине Приорат — небольшой католический монастырь, возглавляемый настоятелем-приором принцем Конде. Кончено, это не был монастырь в полном смысле этого слова, скорее скрытая от посторонних глаз резиденция госпитальеров.

Строить Приорат было решено на перешейке, соединяющем два озера: Черное и Глухое. Они находились на территории парка, который назывался Малый Зверинец. Это была малопривлекательная низина с оврагом, на дне которого протекал ручей. При Павле I не раз предлагались варианты переустройства этого участка, но все представленные проекты были отвергнуты. И вот наконец в 1797 году, возможно, при участи Бренны, начинается перепланировка Малого Зверинца. Но на первом этапе дело ограничилось формированием небольшого участка по берегам Черного озера. Но чтобы строительство стало возможным, необходимо было осушить топкие берега и укрепить их. В феврале 1798 года под руководством уже другого специалиста, садового мастера Дж. Гакета, озера углубляются, с использованием выкопанной при этом земли укрепляются их берега и создаются искусственные островки. На западном берегу появилась высокая насыпная гряда, по откосам которой были посажены хвойные деревья. Все было готово к устройству резиденции Приората Мальтийского ордена. Берега двух гатчинских озер и окружавший их лес как нельзя лучше подходили для этого.

Приоратский дворец

Филермская икона

Для возведения дворца был выбран архитектор Н.А. Львов, который предложил использовать землебитную технологию. Чтобы наглядно продемонстрировать преимущества своего варианта, зодчий в Дворцовом парке выстроил угол дома, который все желающие могли испытать на прочность. Осмотрев образец и убедившись в надежности сооружения, государь утвердил проект, предложив архитектору выбрать место для будущей летней резиденции Мальтийского ордена.

Николай Александрович Львов был человеком больших дарований и кроме архитектуры занимался литературными переводами, писал стихи, музицировал, собирал народные песни. В круг его интересов входили химия, геология, механика, он увлекался археологией, занимался инженерными изысканиями, разработкой новых строительных технологий, в частности землебита, а также устройств отопления и вентиляции. В 1783 году Львова избрали в Российскую академию наук, а через два года — почетным членом Академии художеств.

Архитектор Н.А. Львов. С картины Д.Г. Левицкого. 1770 гг.

Среди построек мастера кроме Приоратского дворца значатся соборы в Борисоглебске и Торжке, несколько дворянских усадеб в центральных губерниях России, Свято-Троицкая церковь, Дом Державина и здание Почтамта в Санкт-Петербурге и многие другие. В городе Валдае он выстроил церковь Великомученицы Екатерины, получившую название Львовской ротонды, здесь в наши дни размещается Музей колоколов.

Зодчий выбрал 150-метровый пере шеек между Черным и Филькиным озерами — самую нижнюю точку всей парковой территории, так чтобы будущее строение хорошо просматривалось со всех сторон. Осенью 1797 года начались подготовительные работы: устройство фундаментов и опалубки, подготовка грунта, а всего за три месяца следующего года (с 15 июня по 12 сентября) были возведены стены дворца, при этом себестоимость землебитных работ оказалась в десять с лишним раз меньше, чем при строительстве из обычных материалов — камня и кирпича. 22 августа 1799 года стройку посетил государь и остался весьма доволен выполненными работами.

Дворцовый комплекс состоит из Главного корпуса с башней и прочих построек разной высоты и объемов. Львову удалось добиться поразительной цельности ансамбля. Основной фасад дворца обращен в сторону Черного озера, поэтому берег в этой части укреплен солидной подпорной стеной из пудостского камня с рустами на углах. По фасаду здания подпорная стена для усиления конструкции дополнена четырьмя контрфорсами, придающими всему комплексу сходство с крепостью. Ближе к Главному входу в подпорной стене сделан вход на маленькую пристань. Главный корпус в два этажа имеет высокую четырехскатную мансардную кровлю в два уровня. На каждом этаже этой части здания расположено по три прямоугольных оконных проема, окна мансарды расположены по осям этих окон. Между первым и вторым этажами ранее находился государственный герб Российской империи с Мальтийским крестом. К Главному двухэтажному корпусу пристроено несколько одноэтажных зданий, включенных в общий ансамбль; между этими пристройками располагается центральный вход во дворец с небольшой дорической колонной. Восьмигранная башня Приората высотой тридцать один метр имеет пять ярусов и завершается высокой шпилевидной кровлей с золоченым шаром и флюгером. Она выложена из плит парицкого камня и не имеет дополнительной отделки по фасаду.

Приоратский дворец. Чертеж. Разрез

Верхний этаж башни прорезан восемью прямоугольными окнами и выделен, как и остальные, поясом каменной кладки. Толщина ее стен более семидесяти сантиметров, а внутренняя каменная лестница из восьмидесяти восьми ступеней ведет на пятый ярус — самый высокий этаж дворцового комплекса, находящийся на уровне пятнадцати метров.

С восточной стороны комплекса расположена одноэтажная пристройка с узкими стрельчатыми окнами. Эта часть называется Капеллой, хотя церковных служб в этой части дворца никогда не проводилось. Северный двухэтажный фасад с восемью окнами и тремя мансардными окнами на кровле идет по краю подпорной стены. Он продолжен небольшой стеной и одноэтажным зданием, выступающим за общую линию Главного корпуса. Отдельными и весьма важными элементами убранства в целом очень простого здания являются золоченые шары на концах коньков крыши, флюгера — обязательный элемент подобной архитектуры и трубы печного отопления.

Приоратский дворец. Чертеж. Главный фасад

Первый этаж Главного корпуса состоит из шести комнат, четыре из которых — парадные: шестиугольный зал и две комнаты напротив шестиугольной. На второй этаж, где находится также шесть помещений, ведет каменная лестница. Достаточно большая высота потолков (3,75 метра) создает необходимый объем для комфортного нахождения внутри дворца.

Внутренняя отделка залов Приората во многом соответствовала архитектуре здания: потолки были покрыты деревянными панелями в виде кессонов с резной розеткой в центре — распространенный вариант потолочных перекрытий комнат, декорированных в рыцарском стиле. Многие детали потолков были выкрашены цветной краской или покрыты позолотой. Для отделки стен в некоторых залах использовали искусственный мрамор, а откосы оконных проемов имели в разных помещениях индивидуальную колеровку. Большая часть комнат Приората не имела особой отделки, как и полы и перекрытия потолков.

Уже упомянутая нами сплошная каменная стена дворцовой ограды ограничивает внутреннюю территорию Приората с трех сторон. На юге находятся ворота для въезда на придворцовую территорию, с двух сторон дополненные высокими пилонами — сторожками с рустованными углами и полуциркульными стрельчатыми фронтонами. Со стороны двора вход в сторожку был только один, а окна, по два на каждое помещение, позволяли хорошо контролировать всю территорию въезда, так как одно из них выходило в проезд, а второе — на дорогу.

Одно из названий Приората — Земляной дворец — связано с применением землебитной технологии при его строительстве. В этом плане дворец является уникальным сооружением в России.

В основе этой технологии лежит использование обычного грунта, а история такого способа строительства насчитывает не одну тысячу лет. Землебитный способ возведения стен был известен еще в странах Магриба (Северная Африка) и Древнем Риме. Довольно часто землебит применялся для строительства различных видов укреплений, особенно валов и насыпей, и связано это с относительной дешевизной материала и простотой производства землебитных работ.

Архитектор Львов познакомился с землебитными строениями, находясь за границей, и, будучи человеком деятельным, решил заняться подобным строительством в России, где, как мы знаем, основным материалом для домостроения была древесина. В своем имении Никольское Львов строит первые дома из земли — дешевого и огнестойкого материала. Получив положительный опыт в возведении землебитных построек, зодчий переносит свои эксперименты поближе к столице — в Павловск и Гатчину. В деревне Аропаккузи, что в 10 километрах от Гатчины, Львов строит из земли жилой дом. В письме от 30 сентября 1797 года архитектор писал «Верный мой друг, как ты уехала, а государь меня послал достраивать земляной домик в Чухонскую деревню; жил я там один-одинехонек, в такой избе среди поля, в которой во весь мой короткий рост никогда прямо стать нельзя было. Притом, погода адская, дождь, ветер, а ночью вой безумолкный от волков, так расшевелили меланхолию, что мне и мальчики казались, не мог ни одной ночи конца дождаться, а волки все воют, я представил, что они и девочку съели, да ну писать ей песню надгробную». Действительно, Аропаккузи, или, как тогда оно называлось, Аропакосе, было одним из самых маленьких поселений Гатчинского уезда и состояло из восьми дворов. Земляной домик там был построен осенью 1797 года, обставлен и подарен Е.И. Нелидовой. Кроме зала с камином в домике было три комнаты и небольшой чуланчик. Как раз после постройки дома в Аропаккузи Львов приступает к возведению своего главного землебитного здания — Приоратского дворца.

В основе фундамента дворца, на глубине более двух метров, лежат известковые камни, скрепленные известковым раствором. Следующий каменный ряд (до оконных проемов) образует цоколь, завершаемый слоем глины с соломой для гидроизоляции землебитных частей стенной конструкции. Далее идут стены, созданные путем уплотнения грунта. Как это происходило? Устанавливалась невысокая опалубка по ширине стены, куда насыпалась обычная земля слоем, не превышающим 16 сантиметров. При помощи деревянных трамбовок, вручную, земля уплотнялась, отчего слой становился меньше в два раза. Вначале использовали широкую трамбовку, которой делалась основная часть работы; на завершающем этапе применяли тяжелую трамбовку и прямую, для работы в углах и у стенок опалубки. Как только инструмент начинал отскакивать от слоя земли, уплотнение прекращали и переходили к следующей стадии работ. Далее уже утрамбованный слой посыпали известью и измельченным кирпичом, которые служили основанием для следующего слоя земли. Такая многослойная, словно торт, стена толщиной 50 сантиметров по теплопроводности равнялась кирпичной, толщиной в 2,5 кирпича. Дополнительную прочность конструкции Приоратского дворца добавляют внутренняя кирпичная стена, а также специальный кирпично-щебеночный пояс в районе балок межэтажных перекрытий, при этом опорные концы блока усилены кирпичными вставками.

Дворец строили с гарантией в двадцать пять лет — большинство не верило в прочность земляных стен, особенно в условиях петербургского климата. Так как в России опыта возведения землебитных строений не было, идеи Николая Александровича Львова, пропагандирующего новый вид дешевого способа возведения жилья, остались невостребованными.

Кроме главного дворцового здания из земли возвели ограду, сторожку и кухню.

Львов писал: «Земляное битое строение как для удобности в постройке, так и для прочности своей, требует почти особого рода архитектуры, хотя простой, но в простоте своей довольно красивой и прочной».

Приорат зимой. С открытки начала XX в.

После ухода из России Мальтийского ордена, случившегося уже при Александре I, территория, примыкающая к дворцу, воспринималась как общественный городской парк. Это особенно характерно для конца XIX столетия.

После смерти Павла I Приоратский дворец высочайшим указом нового государя был передан в казну, но августейшая фамилия редко бывала там. В 1820-х годах часть помещений Приората использовали местные лютеране для богослужений. В 1880-х годах дворец отремонтировали и произвели в нем небольшую перепланировку. Тогда же в Приорат провели канализацию и городской водопровод. Его стали использовать для постоянного проживания придворных певчих.

В начале XX столетия во дворце устраивают публичные выставки живописных работ известных русских художников. Многие из вернисажей носят благотворительный характер.

С 1840-х годов начинается развитие территории вокруг дворца, которая к тому времени больше напоминала лес, чем парк. Прокладываются новые дорожки и аллеи. К 1846 году по периметру всей территории Приоратского парка насыпали земляной вал высотой в один метр и высадили на нем липы. В парке постоянно высаживались молодые деревья и вырубались старые и больные. Только в 1857 году высадили 2 тысячи новых саженцев. Много сил потратили на создание в парке дренажной системы и осушение больших заболоченных участков.

Большие изменения происходили в парке в конце 1880-х годов. Там появились широкие дороги для прогулок верхом и на колясках, по аллеям расставили скамейки, устроили пять входов в парк и там, где это требовалось, соорудили деревянные мостки. Была обновлена система дренажа парка и проложен водопровод. Черное озеро было очищено от ила и водорослей.

Как воздух свеж, как липы ярко

Румянцем осени горят!

Как далеко в аллеях парка

Отзвучья вечера дрожат.

Не слышно птиц, не дышит роза,

Врываясь, мчатся в мрак дерев

Свист отдаленный паровоза,

Удары башенных часов.

Да прозвучит в траве росистой

Кузнечков поздних тяжкий скрип,

Меж тем как вьется лист огнистый,

Без шума упадая с лип.

Все полно смерти предстоящей,

И в тишине тягучих струй

Уж стужа осени дрожащей

Запечатлела поцелуй…

К.М. Фофанов

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Старые планы Гатчины фиксируют на отведенном для строительства месте овраг с ручьем, вытекавшим из болотистой низины (позднее на ее месте создадут Глухое, или Филькино, озеро). Первая мысль по освоению этой территории появилась чуть ранее, в начале 1790-х годов. Тогда на месте оврага задумали устроить многоступенчатый каскад, а над ним возвести павильон-бельведер, предназначенный для любования пейзажем. Было разработано несколько вариантов проекта, но ни один из них не осуществили, тем самым оставив участок свободным.

Архитектор великолепно справился с заданием, превратив непригодное для строительства место в площадку, которую поддерживала подпорная стена. Для отвода грунтовых и талых вод Львов устроил подземный канал длиной 34 метра, который впоследствии, вероятно, и породил легенды о существовании подземного хода, идущего от Приората прямо к Большому Гатчинскому дворцу.

* * *

Работы начались осенью 1797 года с подготовки места под строительство. Уже 4 декабря управляющему Гатчиной Обольянинову было сообщено, что возведение на Черном озере земляного домика по плану и смете, сделанной статским советником Львовым, император «высочайше повелеть соизволил в будущем году произвесть».

К лету 1798 года была готова насыпная терраса, начали укладывать фундамент и возводить башню. В июне соорудили специальный сарай для приготовления и хранения земли, а к 6 июля установили «станки» для набивки стен. Строительство осуществляла бригада из сорока работников Львова, привезенных им из Москвы. К концу августа мастера изготовили пять декоративных шаров для крыш и флюгер для башни, а уже 26 сентября в донесении было сообщено, что «каменщики, работавшие по подряду в Приорате, земляную кладку и прочее подряженное дело кончили, требуют ныне заплаты».

Сам Львов в составленном им «Атласе земляного строения» (не сохранился) указал точные сроки возведения землебитных стен: с 15 июня по 12 сентября 1798 года – три месяца.

Одну из внутренних стен здания и стену-ограду с караульными будками возвели из земляного кирпича, который делали по такой же технологии, что и землебит, только в маленьких формах. Кладка велась на известковом растворе.

К середине декабря 1798 года строительство дворца в основном завершили, однако отделочные работы еще не были осуществлены. При приемке здания 10 января 1799 года оказалось, что «печи кафельные многие попорчены… щекатурка во многих покоях отстала… полы сделаны неклееные, без фризов, по показанию ево же господина Львова для того, что в то время был лес сыр, нельзя ево было клеить. Стекла во всех показанных окошках целы… стены земляные во всех покоях промерзли так, что на них чрез нутро прошел снег, от чего б весной не последовало какой опасности». Весной интерьеры уже полностью подготовили к посещению императора. Стены были гладко оштукатурены «на английский манер» с применением шерсти и затем выкрашены светло-палевой краской. Такой же краской покрыли дощатые полы и деревянные перекрытия в коридорах и маленьких комнатах. Кессоны потолка в Капелле выкрасили «разными колерами», а в залах оставили некрашенными. Особенностью помещений второго этажа Приората стали окна, доходящие до пола.

Мебельным убранством здания летом 1799 года занимался сам Львов. В июне он сообщил друзьям из Москвы, что, получив повеление меблировать построенный им в Гатчине земляной дворец, в середине июля должен будет опять туда ехать.

Вся обстановка, вероятно, подбиралась им во дворцовых кладовых и роскошью не отличалась. Описи XIX века зафиксировали большое количество позолоченной и крашеной мебели, обитой шелком. В Китайской комнате находились голландские кресла красного дерева начала XVIII века. Для освещения использовали настенные и настольные осветительные приборы из бронзы и хрусталя. На окнах висели шелковые, а в двух помещениях – соломенные шторы. Вероятно, в павловское время в Приорате разместили Берлинский и Венский фарфоровые сервизы – подарки великому князю от прусского и австрийского императоров.

После всех окончательных подсчетов Львов назвал сумму, затраченную на строительство. Она составила 27 тыс. рублей, из них «каменная, столярная, плотничная работы и железная кровля… подряжены Гатчинским городовым правлением за 25 тыс. руб., земляное строение всего дома, ограды и служб – 2 тыс. руб.». Цифра показала, что землебит действительно дешев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *