Рождественский собор ферапонтова монастыря

Ферапонтов монастырь


Ферапонтов Белозерский Рождества Богородицы мужской монастырь основан на рубеже XIV –XV веков, в период расширения политического влияния Московского великого княжества, около 400 лет был одним из видных культурных и религиозных просветительных центров в Белозерском крае.

Традиционно за дату основания Ферапонтова монастыря принимается 1398 г. В это время на холме между двух озер, Бородаевским и Паским, отдельно поселяется сподвижник преподобного Кирилла Белозерского Ферапонт. Спустя несколько лет, подчинившись настоянию белозерского князя Андрея Дмитриевича Ферапонт ушел под Москву, в Можайск, и основал второй свой монастырь – Лужецкий.

Ферапонтов монастырь приобретает широкую известность благодаря деятельности ученика Кирилла Белозерского преподобного Мартиниана, духовника Василия II, бывшего в 1447 – 1455 гг. игуменом Троице-Сергиева монастыря.

Во второй половине XV – начале XVI века Ферапонтов монастырь стал значительным духовным, культурным и идеологическим центром Белозерья, одним из знаменитых заволжских монастырей, чьи старцы оказывали серьезное влияние на политику Москвы.

Наряду с Кирилло-Белозерским монастырем он становится традиционным местом поклонения и вкладов многих представителей русской феодальной знати (Андрей и Михаил Можайские, Василий III, Иван IV и другие). Из его стен на рубеже XV – XVI вв. вышли видные иерархи русской церкви, активно участвовавшие во внутренней жизни страны — архиепископ Ростовский и Ярославский Иоасаф (Оболенский), епископ Пермский и Вологодский Филофей, епископ Суздальский Ферапонт.

В то же время сюда ссылали крупных церковных деятелей, боровшихся за приоритет церковной власти в государстве (митрополит Спиридон-Савва, патриарх Никон). Здесь работали книгописцы Мартиниан, Спиридон, Филофей, Паисий, Матфей, Ефросин, иконописец Дионисий.

Все XVI столетие является периодом расцвета монастыря. Об этом свидетельствуют сохранившиеся вкладные и жалованные грамоты светских и духовных властей, прежде всего Ивана IV. В монастырь на богомолье приезжают Василий III и Елена Глинская, Иван IV. Вкладная книга монастыря, начатая в 1534 г., называет среди вкладчиков «князей Старицких, Кубенских, Лыковых, Бельских, Шуйских, Воротынских … Годуновых, Шереметевых» и других. Здесь же упоминаются владыки Сибирские, Ростовские, Вологодские, Белозерские, Новгородские.

С обретением мощей преподобного Мартиниана и последующей его канонизацией возрастает внимание к монастырю, способствующее росту вкладов и доходов.

Богатейшему вотчиннику Белозерья – Ферапонтову монастырю в начале XVII в. принадлежало несколько сел, около 60 деревень, 100 пустошей, более 300 крестьян.

В 1490 году с постройки ростовскими мастерами первого каменного храма Белозерья, собора Рождества Богородицы, началось формирование каменного ансамбля Ферапонтова монастыря XV – XVII вв.

В XVI в. в монастыре строятся монументальные церковь Благовещения с трапезной, казенная палата, служебные постройки — каменное сушило, гоственная палата, поваренная палата. Оправившись после литовского разорения, в середине XVII в. монастырь возводит надвратные церкви на Святых вратах, церковь Мартиниана, колокольню.

В 1798 году Ферапонтов монастырь был упразднен указом Синода.

В XIX в., в приходской период, сузившуюся монастырскую территорию обнесли каменной оградой.

В 1904 году монастырь был возобновлен как женский, закрыт вновь в 1924.

В настоящее время в памятниках Ферапонтова монастыря размещается Музей фресок Дионисия, имеющий статус историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Музей, возникший в начале XX века, на протяжении 1930-1960-х годов осуществлял охрану памятников с помощью только одного сторожа. С 1975 года началось формирование современного музея, превратившегося в научно-исследовательский и просветительский центр, распространяющий знания об уникальных памятниках ансамбля Ферапонтова монастыря через разнообразные формы музейной работы. В конце 2000 года ансамбль Ферапонтова монастыря с росписями Дионисия был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

ФЕРАПОНТОВ МОНАСТЫРЬ В БЕЛОЗЕРЬЕ

Ферапонтов-Белозерский монастырь был основан преподобным Ферапонтом в 1398 г. Расположен в 18 км от г. Кириллова, между озерами Паским и Бородаевским. Представляет собой уникальный памятник истории, архитектуры и стенописи XIV–XX вв., дошедший до наших дней в архитектурном комплексе XV–XVII вв. В течение 400 лет был мужским монастырем, в 1798 г. его упразднили, после чего в XIX в. он стал приходом Ферапонтовской волости. В 1904 г. монашеская жизнь в стенах обители возобновилась. Женский монастырь просуществовал до 1925 г. После изгнания насельниц богослужения еще совершались до 1935 г., затем монастырь вошел в состав Кирилловского краеведческого музея. В 1974 г. был открыт Музей фресок Дионисия. С 1989 г. возобновились богослужения Ферапонтовского прихода.

Монастырь имел двух основателей и назывался Ферапонтов-Белозерский Богородице-Рождественский Мартинианов монастырь. Основан в вотчине князя Андрея Дмитриевича Можайского. Первоначально был небольшим и малочисленным, удаленным от селений и дорог. Число братии к началу XV в. составляло 10–15 иноков. Позже вдоль его стен пролег большой тракт на Архангельск через Каргополь, по которому проходил торговый путь на Север, а также шли паломники в Соловецкий монастырь.

Преподобные Ферапонт и Мартиниан Белоезерские

Расцвет духовной культуры начался при игуменах Мартиниане, принесшем сюда “книжное рукоделие”, и его ученике Иоасафе архиепископе Ростовском. Здесь создавалась житийная и философская литература. В числе духовных писателей были митрополит Спиридон-Савва, прп. Кассиан Грек, иноки Паисий и Матфей. Из насельников обители в лике святых были прославлены: преподобные Ферапонт, Мартиниан, Кассиан Грек (в миру Константин князь Мангупский, основатель Угличской Учемской пустыни), местно чтимый блаженный Галактион – юродивый Христа ради. В монастыре также чтилась память архиепископа Ростовского Иоасафа (Оболенского), строителя собора Рождества Богородицы. Среди известных постриженников монастыря был епископ Пермский и Вологодский Филофей.

Расцвет хозяйственной деятельности Ферапонтова монастыря пришелся на время царствования Василия II Темного, Василия III и его сына Иоанна Грозного, которые, побывав в монастыре на богомолье, щедро давали вклады утварью, землями, деньгами, льготами. В XVII и XVIII вв. для монастыря наступила эпоха бедствий: случались пожары и разграбления. Начало этому положили польско-литовские “воровские люди” в 1612–1616 гг. После неудачной осады Кирилло-Белозерского монастыря шайка разбойников занялась грабежом окрестных деревень. В завершение, по указу 1764 г. были отобраны монастырские владения. После этого обитель стала приходить в упадок и в 1798 г. была упразднена.

Вид на Ферапонтов монастырь со стороны Бородаевского озера

В XVII в. Ферапонтову монастырю суждено было сделаться местом заточения низложенного Патриарха Никона, который отбывал здесь 10-летнюю ссылку, начиная с 1666 г. Суровость заточения то ослабевала, то, по наветам недругов, усиливалась. В 1676 г. после смерти царя Алексея Михайловича врагам Никона удалось настоять на переводе его в Кириллов монастырь, где престарелый и больной Патриарх провел последние 5 лет своей жизни в тяжком заключении. Он был освобожден по настоянию своего крестника – царя Федора Алексеевича, но по дороге в Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь скончался под г. Ярославлем. Кроме Патриарха Никона ссыльными монастыря в разные периоды были митрополит Литовский и Киевский Спиридон-Савва, а также святитель Арсений Мацеевич митрополит Ростовский, расправа над которым совершилась по воле Императрицы Екатерины II.

С восстановлением в начале XX в. монашеской жизни к Ферапонтову монастырю было привлечено внимание Императорской Археологической комиссии, после чего начались реставрационные работы под руководством академика архитектуры П.П.Покрышкина. Церковная старина в монастыре была полностью сохранена. Впервые в стране проводились широкомасштабные работы по всему комплексу зданий. Под все церкви и палаты были подведены новые фундаменты, восстановлены своды, позакомарные покрытия собора Рождества Богородицы и церкви Благовещения.

Архитектура монастыря уникальна по своей древности. Пожалуй, это единственный в стране комплекс древних построек дониконовского времени. При этом, среди построек – самый древний каменный храм Русского Севера – собор Рождества Богородицы 1490 г., вся внутренняя поверхность которого имеет столь же древние фрески Дионисия 1502 г. Полная композиционная сохранность росписей составляет непревзойденную ценность этого памятника.

Архитектурный ансамбль Ферапонтова монастыря

Архитектурный ансамбль состоит из 4 церквей (6 престолов), колокольни, Казенной и Трапезной палат. Келейные постройки не сохранились ни от мужской обители, ни от возобновленной женской. Последние были деревянными 2-этажными. Небольшая территория обнесена невысокой оградой с двумя угловыми башенками и тремя воротами. Собор Рождества Богородицы 1490 г. составляет главную достопримечательность Ферапонтова монастыря, поскольку в нем сохранились уникальные фрески 1502 г., созданные прославленным древнерусским иконописцем Дионисием. Его же кисти принадлежат древние иконы из собора. Однако в 1930-е гг. иконостас был изъят “за низкой художественной ценностью”. Иконы находятся в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике, в Третьяковской галерее и Русском музее. Кроме главного престола собор имел южный придел, над которым возвышалась малая главка. Придел был освящен во имя святителя Николая архиепископа Мирликийского. С северной стороны была пристроена небольшая звонница, остатки которой стали частью паперти. Фрески Дионисия сделали Ферапонтов монастырь в XX в. всемирно известным. В 2000 г. памятник вошел в список особо охраняемых ЮНЕСКО.

Храмовый комплекс Ферапонтова монастыря

Церковь Благовещения с Трапезной палатой 1530–1531 гг. была построена на вклад царя Василия III в связи с рождением наследника Иоанна IV, после царского богомолья в Белозерье. Подклет Трапезной служил поварней и хлебней. Архитектура трапезной церкви необычна. Особый интерес представляет ныне замурованный ярус звонов над церковью, которая строилась “под колоколы”. Ярус имеет сложно расположенные камеры-резонаторы. После возведения колокольни здесь находилось книгохранилище, куда вела скрытая лестница из алтаря. Церковь Благовещения и собор Рождества Богородицы соединены каменными переходами через 2-й ярус колокольни. Казенная палата 1-й трети XVI в. относится к редким постройкам гражданского назначения. Верхний ярус служил книгописной мастерской, хранилищем казны и книг, а нижний назывался сушилом, и это название перешло на все здание.

Церковь прп. Мартиниана 1641 г. является усыпальницей одного из основателей монастыря, где под спудом покоятся его мощи. Место погребения было украшено деревянной резной золоченой рáкой, с текстами, содержащими фрагменты его Жития. У ног святого ближе к алтарю находится погребение его ученика Иоасафа архиепископа Ростовского. Надвратная церковь Богоявления 1649 г. с приделом во имя прп. Ферапонта на Святых вратах служила домовым храмом опального Патриарха Никона. К храму примыкает каменная келья, в которой, по преданию, жил ссыльный Патриарх, пока строилась его келья в 30 саженях от Святых врат.

Трехъярусная Колокольня XVII в. имеет высокий открытый внутри квадратный шатер, вверху которого сохранился древний часовой механизм 1635 г. Он был отреставрирован в 1990 г. мастером-часовщиком Ю.П.Платоновым, им же восстановлены звоны.

Сохранившиеся святыни: 9 древних антиминсов XV–XVII вв. из собора Рождества Богородицы, рака прп. Мартиниана 1646 г., полотняная риза преподобного, игуменское место, житийная икона прпп. Ферапонта и Мартиниана 1732 г., написанная монахом обители Феодосием. От времени пребывания в ссылке Патриарха Никона сохранилось кресло, изготовленное им в 1668 г. в Ферапонтовом монастыре, его стол и кресло из надвратной кельи. Восстановлен на Бородаевском озере рукотворный остров, сложенный из камней Святейшим изгнанником. В год 600-летия монастыря на острове был установлен Поклонный крест.

Литература: Бриллиантов И. Ферапонтов-Белозерский, ныне упраздненный монастырь, место заточения патриарха Никона: К 500-летию со времени его основания, 1398–1898. СПб., 1899; Покрышкин П.П., Романов К.К. Древние здания Ферапонтова монастыря Новгородской губернии. СПб., 1908. Муравьев А.Н. Преподобные Ферапонт и Мартиниан Белозерские чудотворцы и основанный ими Ферапонтов монастырь. Кириллов, 1913.

>Искусство Древней Руси. Мозаики и фрески

Лазарев В. Н.

← Ctrl пред. Ctrl →

Приложение. Мозаики и фрески в памятниках архитектуры

Церковь Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря

Фрески. 1502


117. Собор Рождества Богородицы, Ферапонтов монастырь, 1490. Вид с востока

Сохранность фресок в целом хорошая. Реставрация 1738 года была произведена довольно осторожно, и фрески не были сплошь записаны, как это обычно практиковалось в XVIII веке, а лишь освежены темперой в тех местах, где роспись особенно пострадала от времени. Имеются потертости и механические повреждения верхнего красочного слоя. Более подробно о состоянии сохранности фресок церкви Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря см. в кн.: Чернышев Н. М. Искусство фрески в Древней Руси. М., 1954, с. 82–84.

Среди росписей Ферапонтова монастыря намечается несколько стилистических групп (не менее четырех). Самым сильным и самым тонким мастером был несомненно тот, который расписал входную стену вокруг западного портала. Его композиции наиболее ритмичны, его стройные фигуры, отличаясь большим изяществом, вместе с тем не имеют в себе ничего манерного, его палитра выделяется мягкостью и особой гармоничностью. Этот мастер еще крепко связан с традициями XV века. Его кисти в самой церкви могут быть приписаны святители в апсиде и полуфигура Николая Чудотворца в диаконнике. Вероятно, этим мастером был сам Дионисий, которому в 1502 году должно было быть около шестидесяти лет. К числу мастеров старшего поколения принадлежал и автор большинства евангельских сцен. Но его работы по своему качеству неизмеримо хуже фресок входной стены. Это, несомненно, другая индивидуальность, менее одаренная и более примитивная по своему жизнеощущению.

Рядом с этими двумя группами росписей самой многочисленной является та, которая включает в себя главные эпизоды богородичного цикла (Покров, О Тебе радуется), Похвалу Богородицы, Благовещение, Встречу Марии с Елизаветой и большинство иллюстраций к Акафисту, Притчу о неключимом рабе, Брак в Кане, лучшие части Страшного суда и Соборы. Стиль этой группы, близкий стилю XVI века, отмечен печатью особой изысканности: тонкие фигуры, преувеличенно вытянутые пропорции, легкая, как бы танцующая поступь, детализированная разделка формы, обилие украшений. Автор фресок, входящих в состав этой группы, был более молодым мастером, чем автор фресок входной стены. Его хочется отождествить с одним из сыновей Дионисия — Феодосием. По-видимому, престарелый Дионисий, хотя он и играл ведущую роль, большую часть работы переуступил сыновьям. Самым слабым мастером был тот, который написал пострадавший от реставрации 1738 года цикл сцен из жития Николая Чудотворца и Беседы трех святителей. В исполненных им жестких, мало ритмичных композициях есть что-то вялое и ремесленное.

Росписи купола, барабана, подпружных арок также обнаруживают не очень искусную руку. Остается еще уточнить, есть ли это работа пятого мастера или одного из только что перечисленных мастеров. Если остановиться на последнем предположении, то тогда речь может идти только о втором либо четвертом мастере (то есть авторе евангельских сцен или авторе жития Николая Чудотворца). Дионисий, возглавлявший артель и корректировавший всю ее работу, поступил, вероятно, следующим образом: себе он взял те росписи, которые занимали наиболее видное место в храме (входная стена, апсида и конха диаконника), одному из своих сыновей (более одаренному) он поручил выполнить главную и самую ответственную часть заказа (фрески стен и столбов), за другим сыном (сильно уступавшим первому в талантливости) и за помощником он закрепил росписи жертвенника, диаконника, сводов, подпружных арок, барабана и купола, считая, что они менее доступны зрителю. Эта стилистическая классификация ферапонтовских фресок нуждается в проверке и уточнении. Но она все же может служить исходной точкой при решении одной из сложных проблем в истории древнерусской живописи.

С. С. Чураков пытался опознать в сцене Страшный суд портреты известных итальянских зодчих, принимавших участие в постройке Кремля — Аристотеля Фиораванти и Пьетро Антонио Солари (Портреты во фресках Ферапонтова монастыря. — Советская археология, 1959, № 3, с. 99–113). Данная гипотеза представляется мало убедительной, тем более что лица предполагаемых «портретов» совсем не индивидуальны. Другое предположение С. С. Чуракова имеет под собой больше оснований. Он склонен усматривать во фреске, иллюстрирующей XI кондак Акафиста Богоматери (Пение всякое побеждается), групповой портрет семьи Дионисия (сам художник, его жена и двое сыновей). Однако следует заметить, что и здесь лица носят отнюдь не портретный характер.


81. Притча о смоковнице и Притча о блуднице. Фрески на западном склоне северного свода

82. Николай Чудотворец. Фреска в конхе Никольского придела

107. Дионисий. Архангел. Фреска в куполе

108. Дионисий. Архангел. Фреска в куполе

109. Дионисий. Брак в Кане и Исцеление дочери Иаира. Фреска на восточном склоне южного свода

110. Дионисий. Чудо на брачном пире, Лепта вдовицы и Исцеление слепого. Фреска на западном склоне южного свода

111. Дионисий. Богоматерь с младенцем. 1502. Собор Рождества Богородицы, Ферапонтово. Фреска в конхе апсиды

Литература

Георгиевский В. Т. Фрески Ферапонтова монастыря. СПб., 1911.

Лавров В. А. Фрески Дионисия. — Архитектура СССР, 1939, № 2, с. 80–82.

Михайловский Б. А., Пуришев Б. И. Очерки истории древнерусской монументальной живописи со второй половины XIV в. до начала XVIII в. М.– Л., 1941, с. 40–52.

Недошивин Г. Дионисий. М.–Л., 1947.

Чернышев Н. М. Искусство фрески в Древней Руси. Материалы к изучению древнерусских фресок. М., 1954, с. 61–96.

Чураков С. С. Портреты во фресках Ферапонтова монастыря. — Советская археология, 1959, № 3, с. 99–113.

Данилова И. Е. Иконографический состав фресок Рождественской церкви Ферапонтова монастыря. — В кн.: Из истории русского и западноевропейского искусства. к 40-летию научной деятельности В. Н. Лазарева. М., 1960, с. 118–129.

Третьяков Н. Фрески Дионисия. — Творчество, 1962, № 9, с. 13–16.

Михельсон Т. Н. Живописный цикл Ферапонтова монастыря на тему Акафиста. — Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) Академии наук СССР, XXII. Л., 1966, с. 144–164.

Филатов В. В. К истории техники стенной живописи в России. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественная культура Пскова. М., 1968, с. 58, 65, 66–67.

Данилова И. Е. Ферапонтов монастырь. (Фрески Дионисия). — Художник, 1970, № 9, с. 44–56.

Данилова И. Е. Фрески Ферапонтова монастыря. М., 1970.

Danilova I. Dionissi. Dresden, 1970, S. 63–95.

Рудницкая Л. Фрески портала собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. — Зборник за ликовне уметности, 10. Нови Сад, 1974, с. 71–101.

Бунин А. О ферапонтовских росписях Дионисия. — Искусство, 1974, № 8, с. 59–67.

Попов Г. В. Живопись и миниатюра Москвы середины XV — начала XVI века. М., 1975, с. 100–113.

Хлопин И. Н. К уточнению даты росписи собора Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре. — Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник, 1975. М., 1976, с. 204–207.

Орлова М. А. Некоторые замечания о творчестве Дионисия, II. Роспись западного фасада Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — В кн.: Древнерусское искусство. Проблемы и атрибуции. М., 1977, с. 334–354.

Кочетков И. А. О первоначальном колорите росписей Дионисия. — Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник, 1977. М., 1977, с. 253–258.

Чугунов Г. Дионисий. Л., 1979.

Гусев И. В., Майстров Л. Е. Математика орнаментов Дионисия. — Историко-математические исследования, вып. 24. М.–Л., 1979, с. 331–339.

Гусев H. B. О росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — В кн.: Древнерусское искусство. Монументальная живопись XI–XVII вв. М., 1980, с. 317–323.

Михельсон Т. Н. Три композиции на тему «Собор трех святителей» в росписях Ферапонтова монастыря. Истоки иконографии. — В кн.: Древнерусское искусство. Монументальная живопись XI–XVII вв. М., 1980, с. 324–342.

Данилова И. Е. О ферапонтовских росписях Дионисия. К проблеме синтеза искусств. — В кн.: Данилова И. Е. Искусство Средних веков и Возрождения. М., 1984, с. 12–20.

Ферапонтовский сборник, вып. 1. М., 1985 (статьи Н. И. Федышина, И. А. Кочеткова, О. В. Лелековой и М. М. Наумовой, М. С. Серебряковой, М. Г. Малкина, Е. В. Дувакиной).

Рыбаков А. А. О датировке фресок Дионисия в Рождественском соборе Ферапонтова монастыря. — Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник, 1986. Л., 1987, с. 283–289.

Михельсон Т. Н. Фрески западного свода собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря в системе росписи храма. — В кн.: Литература и искусство в системе культуры. М., 1988, с. 310–316.

Ферапонтовский сборник, вып. 2. М., 1988 (статьи В. В. Рыбина, Т. Н. Михельсон, Л. Т. Рудницкой, О. В. Лелековой и М. М. Наумовой).

Михельсон Т. Н. Три сцены «духовных пиров» в системе росписей коробовых сводов собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. — В кн.: Византия и Русь. памяти В. Д. Лихачевой. М., 1989, с. 188–193.

Попов Г. В. Поездка Дионисия на Белоозеро. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера. М., 1989, с. 30–45.

Орлова М. А. К истории создания росписи собора Ферапонтова монастыря. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера. М., 1989, с. 46–55.

Лелекова О. В., Наумова М. М. Росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы в Ферапонтове (по данным реставрационных исследований). — В кн.: Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера. М., 1989, с. 63–68.

Гусев Н. В. О начальных этапах работы мастеров ферапонтовской росписи. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера М., 1989, с. 69–73.

Ферапонтовский сборник, вып. 3. М., 1991 (статьи В. Д. Сарабьянова, В. В. Рыбина, С. С. Подъяпольского, М. С. Серебряковой, архим. Макария, И. П. Ярославцева, О. В. Лелековой, Н. М. Тарабукина).

Лифшиц Л. И. Тема «Вход в дом Премудрости» в росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — Гос. историко-культурный музей-заповедник Московский Кремль. Материалы и исследования, XI. Русская художественная культура XV–XVI веков. М., 1998, с. 174–195.

Вздорнов Г. И. Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (перечень композиций). М. — Ферапонтово, 1998.

Бугровский В. В., Долбилкин Н. П., Рольник И. А. Дионисий. Культура Московской Руси. Уроки истории. М. — Кызыл, 1998, с. 111–148 (глава 3: «Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря»).

Наумова М. М. Краски средневековья. М., 1998, с. 47–53 (Краски росписей собора Рождества Богородицы в Ферапонтове).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *