Церковь спаса на сенях

НОВОСТИ ДВИЖЕНИЯ

«Их уходило тридцать семь. Домой с войны вернулось девять». В Коми-Пермяцком округе, в Юсьвенском районе живет очень много Ярусовых. В некоторых деревнях это самая распространенная фамилия. Родственники Сергея Шадымухамедова тоже Ярусовы и он решил выяснить, кто из его родных воевал и как сложилась их судьба. О результатах своих исследований он рассказал не только в прозе, но и в стихах.

«Поговорим сегодня о сказках. Сказки бывают добрые и грустные. Моя будет грустной.

Сегодня я хочу рассказать о том, как часто образы для сказок в нашей стране находятся вокруг нас и что образ для стихотворной формы не возникает в одночасье. Иногда он может складываться многими годами из нескольких блоков фактов, полученных в разное время.

Мой тесть Петр Семёнович Ярусов руководил одним из трех леспромхозов на северном Урале, в которых снимался фильм «Девчата». Много лет назад, когда я был еще студентом, и ощущал себя продвинутым знатоком, я часто приставал к нему с вопросом- ну вот как ты, не зная ни одной современной экономической формулы или закона, руководил предприятием? На этот вопрос он отвечал просто – «Зато я людей знаю, я с малолетства на руководящей работе».

В 80х правительство издало закон о награждении детей, работавших в Великую Отечественную войну на производстве медалями. Мы вдвоем с тестем (он был к этому времени частично парализован) выдвинулись в небольшую экспедицию к местам его молодости в г. Юсьву. Для получения медали необходимо было обратиться в архив или собрать свидетельские показания.

На сегодняшний день в Юсьве проживает порядка 4000 человек. В 1941 году население едва составляло 500 человек. «Юсьва» в переводе с языка коми переводится как Лебединая вода (вот вам первая сказка про «Лебединое озеро»). Герб Юсьвенского района приведен в титульной части этого текста. Посмотрите, какой он красивый. Такой же красивый как и название города. Помните историю про воду в решете? Одно из поселений района носит название Пожва, что с языка коми переводиться как «вода в решете» (вот вторая сказка). И живут здесь люди в основном чистые (такие же чистые как окружающая природа), совестливые и бесхитростные. Летом крестьянствуют, зимой живут охотой. Посмотрите приложенный путеводитель.

Недалеко от Юсьвы есть деревня Загорье (вот вам третья сказка, вспомните фильм «Последний богатырь» и страну «Белогорье»). В этой деревне родился и жил тесть. Почти всё население деревни носит фамилию Ярусовы. Точно такая же ситуация в соседней деревне – Жганево. Есть исторические сведения, что деревню Жганево организовали Ярусовы, выходцы из Загорья. Есть Ярусовы в соседнем Асаново, Сивашоре, Новиково, Доронькино и в самой Юсьве. Мы перемещались между этими населенными пунктами и навещали каждый дом с родственниками. Еще тогда меня озаботил вопрос — сколько же их?

На фото: Мемориал в Юсьве

Прошло почти 30 лет, в интернете появились порталы «Мемориал» и «Подвиг народа». Я искал следы своих родственников и родственников жены. Сейчас самое время в нашей сказке появиться богатырям. Какое же удивление меня постигло, когда я обнаружил 5, потом 12, потом 27, потом 53 Ярусовых, призванных в 1941-1943 годах Юсьвенским военкоматом из окружающих деревень. Большая часть их ушла на фронт 7июля 1941 года.

Имея точные сведения о том, в каких деревнях жили заведомо семьи родственников, я занялся поиском откуда кто был призван. 37 призванных Ярусовых были точно представителями одного рода, остальные — вероятно.

Далее были поиски на портале «Мемориал», где приведены сведения о погибших. В ходе поисков я ознакомился с наградными листами, журналами учета потерь личного состава, отчетами похоронных команд, реестрами захоронений на зарубежных кладбищах, образцами ложных похоронок, приказами об изменении статуса с «убит» на «жив» и другими документами.

Тяжело. Я много раз бросал работу, но какое-то чувство долга заставляло снова браться за нее. Тяжело. Я прошу прощения перед людьми всех остальных фамилий, так же призванными из тех же мест, внесших не меньший вклад в победу за то, что я не смогу рассказать обо всех них. Тяжело. Могу сказать одно – я оплакал каждого из тех, кого находил.

Представьте, какие истории, ставшие известными в ходе этой работы, приходилось отставлять в сторону. Поразила меня история преподавателя Механошина из Юсьвы. Он провоевал 41-42 годы и был комиссован по тяжелому ранению. Но подлечившись дома, снова настоял на призыве и ушел на фронт. Он погиб в 1944 году в Венгрии. Что им двигало? На маленький район четыре героя Советского Союза. Удивило количество офицеров среди деревенских.

Еще меня поразило простое наблюдение. В 41 году и начале 42 года людей любой фамилии со статусом «убит» практически не было. Почти все «пропали без вести». В ходе отступления не разобрать, что там случилось с оставшимися. И своих практически не хоронили, оставляли вместе с территориями. Вот кого находят уже многие годы поисковые отряды.

Я не мог не искать. Имея все возможности, информационные ресурсы и не сделать этой малой доли, не отработать малой части твоего долга перед этими людьми, было невозможно. В современном мире, когда нас пытаются лишить памяти, когда молодые люди уже мало хотят знать историю своей страны, важно донести до них эту историю хотя бы на примере истории их собственной семьи. Какой величины катастрофу пришлось пережить им, и ушедшим воевать, и оставшимся? Что они все отдали за свободу страны? Это послание тем, чужим, кто страдает от потери импортных устриц и сыра с плесенью».

Сергей Шадымухамедов

Список призванных в армию жителей деревень Загорье, Жганево, Доронькино, Асаново, села Юсьва в 1941-1945гг. Все родственники.

Ф.И.О.

Год рождения

Звание

Дата потери

Статус

Ярусов Андрей Антонович

ефрейтор

июн.43

умер от ран

Ярусов Андрей Андреевич

красноармеец

дек.41

пропал без вести

Ярусов Алексей Иванович

красноармеец

дек.41

убит

Ярусов Александр Петрович

красноармеец

убит

Ярусов Андриян Васильевич

красноармеец

фев.44

пропал без вести

Ярусов Василий Никифорович

красноармеец

авг.43

убит

Ярусов Григорий Федорович

сержант

Ярусов Григорий Иванович

лейтенант

убит

Ярусов Григорий Корнилович

красноармеец

дек.43

пропал без вести

Ярусов Георгий Прокопьевич

красноармеец

Ярусов Егор Прокопьевич

ст.лейтенант медслужбы

Ярусов Егор Романович

красноармеец

умер от ран

Ярусов Иван Кириллович

лейтенант

убит

Ярусов Иван Захарович

красноармеец

погиб в плену

Ярусов Иван Иванович

ст.лейтенант

убит

Ярусов Иван Семенович

лейтенант

Ярусов Иван Антонович

рядовой

окт.41

пропал без вести

Ярусов Иван Егорович

рядовой

Ярусов Иван Григорьевич

красноармеец

дек.42

пропал без вести

Ярусов Иван Федорович

красноармеец

дек.41

пропал без вести

Ярусов Константин Антонович

красноармеец

июл.43

убит

Ярусов Константин Михайлович

красноармеец

убит

Ярусов Михаил Николаевич

красноармеец

дек.41

пропал без вести

Ярусов Михаил Петрович

красноармеец

янв.43

пропал без вести

Ярусов Николай Петрович

техник-лейтенант

Ярусов Николай Корнилович

красноармеец

дек.42

пропал без вести

Ярусов Николай Прокопьевич

красноармеец

дек.41

пропал без вести

Ярусов Павел Алексеевич

красноармеец

Ярусов Петр Васильевич

гв.сержант

окт.42

убит

Ярусов Петр Григорьевич

ефрейтор

ноя.44

убит

Ярусов Петр Иванович

мл.лейтенант

окт.44

убит

Ярусов Семен Андреевич

красноармеец

дек.42

пропал без вести

Ярусов Степан Иванович

ст.сержант

Ярусов Степан Прокопьевич

гв.мл.сержант

убит

Ярусов Сергей Николаевич

ст.сержант

умер от ран

Ярусов Федор Егорович

ст.лейтенант

Ярусов Федор Федорович

красноармеец

дек.41

убит

* От редакции — на сайте Бессмертного полка два Ярусова. Данные одного из них — Ярусова Федора Егоровича совпадают с данными из списка родных Сергея Шадымухамедова.

На фото: Бессмертный полк в Юсьве. Возможно, в этом строю несут и портреты Ярусовых

***

В Асаново, Загорье, Юсьву
С повестками пришла беда
По государственному зову,
Всех Ярусовых ждёт война.

Их уходило тридцать семь
И старых и малых совсем,
Из землепашцев сладив рать,
Шли на войну, чтоб там «пахать».

Сменили вилы на штыки,
А трактора на танки
И драться вроде им с руки,
Без драки нет гулянки.

Тех Гитлер шлет, кто кровью пьян,
Для сражений кровавых и яростных.
Там Гот, Манштейн, Гудериан.
Остудить их послали Ярусовых.

Фамилии корни открыть не берусь,
Урал перепутал все корни,
В ней слышится ярость, в ней слышится Русь,
Такие всегда непокорны.

Все ветки с одного корня,
Пусть дальняя, но всё ж родня.
Их всех на фронт, за братом брат,
Шлёт Юсьвенский военкомат.

Сорок первый готов был пройти,
Но еще не начался год новый,
Через слёзы не видя пути,
По деревням шли первые вдовы.

Их уходило тридцать семь.
От тех кто жив был — письма шли.
Слов про войну в них нет совсем,
В тех письмах больше о любви.

***

В сорок третьем пришел инвалид весь в бинтах
И молчанья нарушилась клятва.
Рассказал, что досталась на Курских полях
Землепашцам кровавая жатва.

Что Петрович подранен, но в целом – живой,
А Степан в двадцать пять уж с седой головой.
Ванька, тот, что с рогатки по окнам лупил,
Он из пушки шесть «тигров» под Курском подбил.

То, что гонят фашиста и бьют, будь здоров.
Что собрали наград, не могли по-другому,
На ватагу почти что ведро орденов,
Что тоскуют без меры по милому дому,
Но покуда не вспашут Берлин,
Не вернется домой ни один.

А что у вас?
У нас то что?
Да вон хоть — Ярусов Петро.
Из пастухов да в бригадиры,
Лишь на штанах заштопал дыры.

Но не «Петька», а «Пётр Семенович» он
Кличут так, подзывая его старики,
Для совета в делах, где малец не учён,
Подсказать, то, что сделать ему не с руки.

Как осилить тяжелые эти
Полторы довоенные нормы.
А в бригаде лишь бабы да дети,
Те ж солдаты, но только без формы.

В сарае спрячется вечор,
Бормочет что-то в свете звезд,
А днем геройский он бугор,
Лишь на лице следы от слёз.

Не в драках дело, ясно всем.
Кто ж с бригадиром будет драться?
К тому же взрослый он совсем,
Семёнычу уже двенадцать.

Обидчиком была война.
Всю ночь до утренней зори,
Ждет Ярусов с войны отца,
Ждет Ярусов своих с войны.

Еще немного подождать,
Придёт подмога с фронта.
Там можно и колхоз поднять,
Дорогам дать ремонта.

Тебе мальчишка, (ясно всем)
Страну поднять, великой сделать.
Их уходило тридцать семь.
Домой с войны вернулось… девять.

>Церковь Спаса на Сенях в Ростове Великом

Дата публикации или обновления 01.05.2017

  • Храмы Ярославской области
  • Церковь Спаса на Сенях в Ростове Великом.
    История и реставрация церкви Спаса на Сенях.

    С использованием материалов из книги «Церковь Спаса на Сенях в Ростове Великом», автор Т.Л. Никитина, издательство «Северный паломник», город Москва, 2002 г.

    Книгу можно приобрести, посетив Ростовский Кремль в Ростове Великом.

  • Архитектура церкви Спаса на Сенях
  • Солея и иконостас церкви Спаса на Сенях
  • Стенопись церкви Спаса на Сенях
  • Роспись алтаря церкви Спаса на Сенях
  • Роспись центральной части церкви Спаса на Сенях
  • Страшный Суд. Церковь Спаса на Сенях
  • Церковь Спаса на Сенях являлась главным храмом Ростовского Архиерейского дома — архитектурного ансамбля 70-80-х годов XVII века, более известного сейчас под названием «Ростовский кремль». По замыслу создателя этого ансамбля — ростовского митрополита Ионы — церковь Спаса входила в комплекс важнейших парадных построек: центрального корпуса Митрополичьих палат (ныне «Самуилов корпус») и парадной трапезной (Белая палата).

    Датой постройки церкви Спаса на Сенях считается 1675 год. Эта дата упоминалась в надписи на храмозданном кресте, еще сохранявшемся в церкви в XIX веке: «Освятися алтарь и сооружен бысть крест сей церкви Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа лета 7183 (1675) Августа 17 день при державе Великого Государя и Великого князя Алексея Михайловича Всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца и при Великом Государе Святейшем Иоакиме Патриархе Московском и всея России, и при митрополите Ионе Ростовском и Ярославском. Освятил его сам Иона митрополит со всем освященным собором». Церковь была освящена в честь Нерукотворного образа Спасителя. Одно из древнейших известий о церкви Спаса на Сенях содержится в описи Ростовского Митрополичьего дома, составленной в 1691 году, вскоре после смерти митрополита Ионы. В этом документе был кратко охарактеризован наружный вид церкви и подробно описано ее внутреннее убранство.

    В «Летописи о Ростовских архиереях», составленной уже в XVIII веке, сообщается, что каменной Спасской церкви предшествовал деревянный храм, построенный «предивным образцом» тем же митрополитом Ионой и сгоревший в пожаре 1671 года.

    В 1730 году церковь Спаса на Сенях пострадала от «великого» ростовского пожара, уничтожившего половину города. Тогда сгорела ее деревянная кровля и глава, опаянная белым железом, «свалился» железный крест, покрытый золоченой медью. После пожара на церкви Спаса, как и на других обгоревших домовых церквах, была устроена четырехскатная тесовая кровля, а глава покрыта лемехом.

    Другой крупный пожар Архиерейского дома, случившийся в 1758 году, вновь уничтожил покрытие церкви. После этого пожара в Ростов был прислан архитектор Сергей Ухтомский с указанием составить проекты новой застройки погорелых мест в городе и восстановления Архиерейского дома. Проектные предложения Ухтомского имели целью обеспечить в будущем пожарную безопасность зданий, для чего предполагалось заменить на всех церквах деревянные кровли несгораемыми металлическими покрытиями по металлическим же кровельным конструкциям. Осуществление этого проекта стало для архиерейского дома столь экономически затруднительным, что работы по сооружению металлических покрытий затянулись на десятилетия. Вскоре после пожара на церкви была вновь спешно устроена деревянная кровля. Лишь в 1781-1783 годах церковь Спаса на Сенях получила металлическое покрытие, конструкции которого были выполнены из кованого железа сибирских заводов.

    В 1788 году архиерейская кафедра была перенесена из Ростова в Ярославль. После этого церковь Спаса на Сенях, как и другие домовые храмы, была оставлена без богослужения, а помещения под ней переданы в гражданское ведомство и отданы под соляные и винные склады.

    Уже в первой половине XIX века древние здания Ростовского кремля пришли в плачевное состояние. Оставались без ремонта кровли и фундаменты, сырость разрушала кирпичную кладку стен и сводов, содержатели помещений в подклетах замуровывали окна, подтесывали арки и своды, выпиливали железные связи. Путешественники, посещавшие в эти годы Ростовский кремль, не раз с сожалением писали о бедственном положении его древних зданий. Наиболее известны заметки графа М.В. Толстого, передавшего свои впечатления в книге «Святыни и древности Ростова Великого». Наконец, в 1850 и 1851 годах бывший Архиерейский дом удостоился посещений августейших особ — великих князей Николая Николаевича и Михаила Николаевича и будущей императрицы Марии Александровны. Высокие посетители, обратив внимание на ветхость замечательных по своему зодчеству церквей и палат, выразили желание видеть их обновленными.

    В 1852 году по распоряжению государя в Ростов прибыл для осмотра зданий Кремля директор духовно-учебного управления статский советник Карасевский. Как сообщает А.А. Титов, это было откликом на прошение ростовских граждан о возобновлении митрополичьего дома и об открытии в нем духовного училища. По представлении Карасевским подробного отчета о состоянии построек последовало высочайшее повеление о передаче всех кремлевских зданий в церковное ведомство и вслед за тем указ Синода об их обновлении соответственно их древнему назначению. По оценке Карасевского, церковь Спаса на Сенях «так же, как и церковь Воскресения, имеет трещины в стенах и требует поправок».

    В 1 860-е годы по инициативе ростовского купца И.И. Хранилова и с благословения ярославского архиепископа Нила церковь была частично отремонтирована на средства ростовского купечества и освящена 6 августа 1865 года. Однако возобновление церкви ограничилось, в основном, устройством новых кровель и обновлением стенописи. Между тем, многолетнее использование нижних этажей церкви в качестве погребов и соляных складов привело к значительным повреждениям и трещинам в кладке стен и сводов. Поэтому, несмотря на произведенный И.И. Храниловым ремонт, состояние церкви оставалось аварийным.

    Период по-настоящему капитальной и для своего времени высококачественной реставрации наступил с началом деятельности Комиссии по возобновлению кремлевских зданий и открытием в 1883 году в отреставрированной Белой палате Музея Церковных древностей.

    Обследование церкви Спаса на Сенях, предпринятое в 1888 году, показало, что церковь «дала значительную осадку, и эта осадка увлекала за собою смежные с церковью здания Отдаточной палаты и переходов; стены дали широкие трещины; деревянная лестница у старинного крыльца… обрушилась; подпружныя и подпорчатыя арки и их пилоны, на которых прежде покоились древние каменные переходы, покрытые чугунными плитами, развалились».

    В 1891-1892 годах был произведен ремонт подклетных помещений, а в 1893 году работы развернулись в здании храма. Томский купец В.И. Королев, уже вписавший к тому времени свое имя в историю восстановления Кремля крупным пожертвованием на реставрацию Белой палаты, перевел кремлевской Комиссии двенадцать тысяч рублей на восстановление церкви Спаса на Сенях. При этом он поставил условие, чтобы в память о жертвователе в храме была поставлена икона его святого покровителя — князя Всеволода Псковского, в день именин совершался молебен о здравии благотворителя, а после его смерти — панихида. Кроме того, в условии Королева оговаривалось создание доски с памятной надписью. Такая доска по решению Комиссии была заложена в южную стену храма.

    «Капитальные стены в храме и своды в алтаре и ризнице прочно вычинены чрез сквозную проборку кирпичем на цементе; оторвавшийся северо-восточный угол у алтаря связан со стенами посредством скрепления железными перевязями… заделанные в новейшее время оконницы как в храме, так и в подвалах освобождены от этих заделок», — сообщается в отчете Комиссии о реставрации церкви Спаса на Сенях. Мстерский художник В.В. Лопаков с пятью помощниками возобновил в храме нижние ярусы стенописи и отреставрировал местные иконы.

    В ходе реставрации возник вопрос о форме первоначального покрытия церкви. И.А. Шляков считал, что четырехскатное покрытие здесь, как и в других кремлевских церквах, было изначальным. По мнению архитектора A.M. Павлинова, древнее покрытие церкви было трехлопастным. Автору проекта Н.В. Султанову удалось установить, что первоначально церковь Спаса на Сенях имела восьмискатное пощипцовое покрытие. Тем не менее реставрацию покрытия кремлевской Комиссии осуществить не удалось, и оно еще долгое время оставалось четырехскатным.

    После завершения реставрационных работ Ростовский кремль был признан «церковно-историческим памятником». Кремлевские церкви, имея музейный статус, были освящены и готовы для богослужения, а в штате музея имелась должность священника кремлевских церквей. Однако службы совершались главным образом в церкви Григория Богослова, которая считалась домовым храмом музея, а в других церквах служили только в исключительных случаях. После революции 1917 года Ростовский Музей Церковных Древностей изменил свое название и статус, став краеведческим музеем. В 1919 году в его ведение были переданы все кремлевские церкви с находившимся в них имуществом. В этот период интерьер церкви Спаса на Сенях был закрыт для посетителей, а помещения в подклете сдавались музеем в аренду.

    24 августа 1953 года над Ростовом пронесся смерч необыкновенной разрушительной силы, затронувший все здания Кремля и сорвавший кровлю и главу с церкви Спаса на Сенях. На следующий же день в Ростове работала правительственная комиссия, оценивая масштабы разрушения. Было принято решение не просто ликвидировать повреждения, но произвести полную научную реставрацию всего ансамбля, вернув ему первоначальный вид, и превратить Ростовский кремль в популярный туристический объект. Исполнение работ было поручено Ярославской специализированной научно-реставрационной мастерской, руководителем которой стал архитектор B.C. Баниге.

    Церковь Спаса на Сенях реставрировали в 1954-1957 годах. В ходе реставрации на основании сохранившихся элементов и следов первоначальных конструкций кровель были восстановлены пощипцовое покрытие четверика с системой водометов и трехчастная кровля алтаря. По замыслу B.C. Баниге, покрытие было восстановлено в первоначальном материале — дереве, однако спустя несколько лет тесовые кровли обили железом. С 1977 по 1 997 год была полностью отреставрирована стенная роспись интерьера церкви Спаса на Сенях. Реставраторы промыли и укрепили красочный слой, удалили записи XIX века, укрепили левкас в местах его отставания от стены. Чтобы предохранить стенопись от дальнейшего разрушения, реставраторы церкви Спаса на Сенях удалили из стен множество металлических левкасных гвоздей и заменили их керамическими кламмерами. На местах утрат живописи были сделаны тонировки акварельными красками.

    Далее: Архитектура церкви Спаса на Сенях В начало

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *