Усадьба врангелей в торосово

Имя архитектора этого шедевра в стиле английской готики не сохранилось, но руководил строительством сам барон Георгий Врангель. Строительство завершилось в 1870 году. В отличие от былого величия самого здания, сейчас в глаза больше бросается яркое цветовое решение: на нештукатуренных стенах из красного кирпича контрастно выделены штукатурные тяги белого цвета, а колористический эффект дополняет объемное решение сводов окон и карнизов.

И сейчас видно, что барон был рачительным хозяином. На конец 19 века в его имении были кузница, кирпичный и известковый заводы. Рукотворный усадебный парк был насажен на месте пашен. Чередование лиственных и хвойных деревьев на первый взгляд кажется случайным, на самом деле в посадках соблюдалась строгая симметрия — липы, дубы, сосны создавали отдельные аллеи. Сейчас об этом судить трудно — где-то этот лес буйно разросся, где-то отступил.

После начала Первой мировой войны Врангеля начали очернять в черносотенных газетах. Сначала барона обвиняли в сокрытии лошадей от мобилизации, затем травля перекинулась на няню, жившую при доме, — «турецкоподданную» Елену Ангелович. Её обвинили в шпионаже, а барона — в сокрытии шпионки. После революции Врангель с женой и малолетними детьми жил в своём имении безвыездно, чтобы не рисковать. И хотя имение уже было отобрано новой властью «в общую собственность», крестьяне продолжали служить своему господину. Но в 1918 году стоявшие на станции Кикерино революционные матросы и солдаты ворвались в дом. Георгия Врангеля расстреляли в упор. Вдове удалось бежать в Петроград вместе с детьми. Торосовские крестьяне чувствовали свою вину за то, что не защитили господина. Они сами организовали похороны барона в родовом склепе в селе Раскулицы возле Преображенского храма.

Усадьба Врангелей в Торосово пережила революцию. Долгое время здесь находилась сельская школа. После ее переезда брошенное здание разграбили. Сейчас дворец и хозяйственных постройки пребывают в полуразрушенном состоянии. В посёлке Торосово развалины баронского особняка найти легко. Осмотр этого «музея архитектуры» можно начать прямо во дворе местной администрации.

Торосово

У каждого человека на этом свете есть свой ангел-хранитель, он даётся ему свыше и призван сопровождать по жизни, оберегая от всяких опасностей и невзгод, однако несчастья и горе всё-таки происходят.

Понравилось! 18 18
Деревню Торосово, что в Волосовском районе Ленинградской области, мы посетили в середине апреля. К тому времени снег уже повсеместно сошел, и лишь в глухих лесах оставались его следы, но всё дышало весной, хотя деревья, вероятно, ещё окончательно не пробудившиеся от зимней спячки, не спешили обзаводиться листвой. Пели птицы, по большей части – вороны, у них начинались брачные игры. С громким карканьем, а где и с мелкими потасовками они распределяли между собой жилплощадь – старые, ещё с прошлого года, неказистые на вид гнёзда. И хотя зрелище вороньих разборок довольно интересно, однако не они привлекли наше внимание. Родовая усадьба баронов Врангелей или то, что от неё осталось, вот, что было целью нашей экспедиции.

Обычно, при упоминании этой фамилии, в памяти возникает образ генерала Петра Николаевича Врангеля или Чёрного барона, прозванного так из-за чёрной казачьей черкески с газырями, что носил он, будучи одним из главнокомандующих Белой армии в Гражданской войне в России 1917–22 годов. Широко известен и другой Врангель — адмирал Фердинанд Петрович, мореплаватель и полярный исследователь первой половины XIX столетия, чьим именем назван остров в Северном Ледовитом океане, а ещё горы, вулкан и бухта.

Однако род Врангелей имеет куда большее число достойных представителей. Это очень древняя дворянская династия, предположительно датского происхождения, своими корнями уходит в XIII век. Особо отличились Врангели на военной службе, среди них было более 30 генералов, 7 фельдмаршалов и 7 адмиралов. Они несли военную службу в Дании и Голландии, Австрии и Испании, Швеции и Германии. В России первые Врангели появились при правлении Петра I. Пётр умел ценить достойных людей. Кстати, в сражении под Полтавой в 1709 году бароны Врангели принимали самое активное участие, их погибло тогда 22 человека, правда, воевали они тогда ещё на стороне Карла XII.

Но вернёмся в усадьбу Торосово, где проживал последний её владелец — Георгий Михайлович Врангель, двоюродный брат Чёрного барона, родственник А. С. Пушкина по линии Абрама Ганнибала, с супругой баронессой Марией Львовной, урождённой Голицыной. Родовая усадьба возникла в середине XIX столетия силами тогдашнего генерал-губернатора Лифляндии Михаила Георгиевича Врангеля. На принадлежащей ему земле был разбит обширный парк из дубов, вязов и лиственниц. Из красного кирпича были построены многочисленные хозяйственные постройки, а ещё усадебный дом, вернее самый настоящий замок в неоготическом стиле. К сожалению, история не сохранила нам имя архитектора. Сегодня замок и прилегающий к нему парк выглядят до боли уныло, здание представляет собой руины, отсутствует крыша, многие стены разрушены. Старые деревья, по большей части, больны. Кругом чувствуется запустение и разор, а ещё некая тоска, не то от сожаления о времени, что ушло безвозвратно вместе с баронами, не то от апрельской погоды, с её ветрами холодными и громким карканьем воронья.

Понравилось! 20 20
Глядя на старые стены, нещадно разрушенные временем и человеком, трудно представить, что когда-то здесь текла жизнь, в комнатах звучал детский смех, музыка фортепьяно, а из распахнутых окон доносились птичьи трели и строки стихов:

«Как ангел неба безмятежный,
В сияньи тихого огня
Ты помолись душою нежной
И за себя и за меня.

Ты от меня любви словами
Сомненья духа отжени
И сердце тихими крылами
Твоей молитвы осени»

А. А. Фет

У каждого на этом свете есть свой ангел-хранитель, но, к сожалению, человек не всегда прислушивается к его голосу.

Шёл первый год Октябрьской революции, у власти в России стояли большевики. В огромной стране набирала силы Гражданская война, а семья Врангелей продолжала жить в своём доме. Правда, новая власть оставила им только малую его часть, а ещё корову и лошадь, и продуктовый паёк, что полагался им, как жителям деревни. Крестьяне искренне уважали барона, и было за что. Врангели, будучи владельцами здешних земель, вели управление грамотно, а к жителям относились с пониманием и заботой, часто помогали крестьянам, кому денег на избу дадут, кому на семена или корову. Обучали местных детишек грамоте, для чего устроили школу, а ещё на собственные деньги Врангели построили дороги. Вот по одной из таких в зимнюю ночь 1918 года пожаловали в деревню нежданные гости.

Чёрными тучами разлеталось над некогда могучей державой каркающее вороньё, падальщики жаждали крови.

В ночь 21 февраля в усадьбе Торосово произошла страшная трагедия, был зверски убит её последний владелец – Георгий Михайлович Врангель. А перед этим, за несколько дней, у барона произошли два очень важных события. Первое – это сон, в котором Георгий Михайлович увидел себя лежащим на белом снегу, раздетым и окровавленным. Над ним с громким карканьем в бешенстве метались вороны, затем, как по команде, они бросились на него и начали выклёвывать глаза. Сон был настолько ужасен, что Георгий Михайлович решил ни с кем не делиться увиденным, пожалел близких, лишь написал несколько строк в своей записной книжке.

Следующим событием был нелицеприятный разговор с прибывшим из Петрограда сыном его бывшего камердинера. Живя в доме Врангелей, молодой человек постоянно пьянствовал и дебоширил. Барон предупредил его, что выгонит из дома, если тот не одумается, на что тот ответил:

— Выгонишь? Ну ладно. Увидим, кто кого!

Вскоре пророческий сон стал сбываться. С близлежащей станции Кикерино, где стоял воинский эшелон, следовавший с Германского фронта, по просьбе пьяного камергерского сына прибыли матросы.

В чёрных бушлатах, как вороное крыло, они через разбитые окна проникли в баронский дом и начали его грабить. Затем, уставшие от революционных трудов, матросы приказали хозяевам их накормить и непременно в барских покоях. Плотно перекусив, один из матросов произнёс:

— Неужели так и уедем, не убив хотя бы одного буржуя?!

После раздался выстрел. Пуля угодила в плечо Георгию Михайловичу. Раненое тело подхватили мать и жена, отнесли в спальню, начали перебинтовывать. Затем в комнате появились матросы и в упор добили барона. Озверев от крови, они выволокли бездыханное тело в зал, где ранее пировали, раздели его и начали топтать ногами. Барону выкололи глаза, а в рот вставили папироску. Мать и жену барона, полуодетых, матросы выгнали на мороз. Затем одного из своих послали в деревню за девушками, а когда те прибыли, начались танцы. Танцуя, матросы регулярно прикладывались к спиртному, плевали на истерзанное тело Георгия Михайловича и того хуже…

Местные крестьяне не принимали участие в расправе над своим барином, но и защитить его не смогли, да и как, когда озверелые матросы были готовы убить каждого, кто встал бы у них на пути. Вскоре усадьбу разграбили окончательно, сами крестьяне, растащили по избам, что осталось, а потом удивлялись, как такое могли совершить. Тело Георгия Михайловича крестьяне тайно похоронили. Сказать, где находится его могила, уже невозможно, вряд ли на родовом кладбище, что в деревне Раскулицы, до него больше 20 вёрст. Скорей всего, похоронили его недалеко от усадьбы, может в парке, а может ещё где.

Чудом спаслись от расправы дети барона, за них вступился староста. Кинувшись в ноги к пьяным матросам, он молил оставить их у него. Через год старший из детей – Юрий от всего увиденного и пережитого сошёл с ума и умер. Оставшихся сыновей Льва, Бориса и дочь Нину вдове удалось вывести за границу в Бельгию. О судьбе младшего из сыновей — Бориса, хотелось бы рассказать отдельно.

Во время Отечественной войны он, будучи членом одной эмигрантской организации, занимался восстановлением православия на Псковской земле, тогда оккупируемой фашистами, но с немцами не сотрудничал. Когда пришли наши войска Бориса Георгиевича арестовали и присудили к 20 годам лагерей. По отбытию срока он поселился в Пскове, где долго работал слесарем на заводе, зарабатывал пенсию, ведь срок, проведённый в колонии, в рабочий стаж не входил. Женился, у него родилась дочь. В последние годы Борис Георгиевич служил в церкви псаломщиком. По приглашению своих родственников бывал за границей, в Бельгии, где ему предлагали остаться, но он отказался. В 1990 году в последний раз посетил Торосово и Раскулицы, удалось даже встретиться с нынешними потомками того самого старосты, спавшего его когда-то от смерти, кстати, они до сих пор живут в Торосово.

Умер Борис Георгиевич в 1995 году, перед этим он тяжело болел, но на судьбу не жаловался, не роптал, физические боли переносил терпеливо, похоронен в Пскове на Мироносицком кладбище.

Понравилось! 9 9

Пётр Николаевич Врангель (Чёрный барон ) / Георгий Михайлович и Мария Львовна Врангель / Их сын — Борис Георгиевич (Фото из интернета)

У каждого человека на этом свете есть свой ангел-хранитель, он даётся ему свыше и призван сопровождать по жизни, оберегая от всяких опасностей и невзгод…Понравилось! 11 11
А тем временем стаи ворон продолжали с шумом кружить над заброшенным парком, выискивая подходящие гнёзда, те, которые находили, начинали их благоустраивать, другие пытались им помешать или того хуже, выгнать. Такое нынче время, каркая, говорили они.

Уже покидая Торосово, мы обратили внимание на информационный щит у дороги, из которого следовало, что усадьба баронов Врангелей является историческим памятником и охраняется…

Впрочем, к настоящей судьбе дома Врангелей это не имеет никакого отношения, он, как и прежде, беспрепятственно разрушается.

Эта усадьба сохранилась настолько, что можно увидеть не только развалины усадебного дома, но и весь ансамбль: парк, дворец, хозяйственные постройки. Мы были там в июне 2009 года. Все в ужасающем состоянии, но все равно впечатляет.

«Дом-дворец в Торосово, построенный в 1870-е годы, в период эклектики, стилизован в характере «английской готики». На фоне неоштукатуренных стен, сложенных из красного кирпича, контрастно выделяются белые штукатурные тяги, широкие наличники окон, венчающий карниз с машикулями. Колористический эффект дополняется выразительным силуэтом и пластичностью объемного решения.» (из статьи Н. Мурашовой и Л. Мыслиной, «Ленинградская Панорама», 1990 год, №9) Хорошо сказано, я бы лучше не написала.

Дом не огромный. Просто большой. Большой, добротный дом для большой гостеприимной семьи. Думаю, там было очень уютно…

При усадьбе, как водится, парк. Парк довольно неплохо сохранился, насколько можно считать сохранившимся парк, за которым уже сто лет никто не ухаживал. Но поскольку парк был пейзажным, то и сейчас он выглядит романтично. В парке много лиственниц и дубов. Вообще в дворянских усадьбах часто сажали деревья, которые хоть и растут медленно, зато и живут очень долго. Люди думали о будущем, да… Помимо высокорослых деревьев, в парке были, как и положено в ландшафтном дизайне, кустарники: желтая акация, рябинник, жимолость, традиционная сирень, боярышник, калина. Все это буйство растительности чередовалось с живописными лужайками, и было пронизано сетью дорожек. Усадебный дом находится на небольшой возвышенности, и его видно было из любого уголка парка.

Через дорогу от усадебного дома расположен хозяйственный двор. Сложенные из булыжников эти «сараи» выглядят как настоящие средневековые постройки. Очень впечатляет.

В этих краях традиционно владели землями дворяне нерусского происхождения, в основном — выходцы из Прибалтики. И именно поэтому эти «сараи» построены не из дерева, как было принято в России, а из валунов, скрепленных мелкими камнями и гашеной известью.

Надежды на восстановление всей этой красоты нет. И от этого ужасно грустно. Но можно еще успеть застать хотя бы остатки, остальное — дорисует воображение. А ведь через пару десятков лет там будет просто груда кирпичей…

Как найти

Из Санкт-Петербурга можно выехать на Гатчину и Волосово, в Кикерино свернуть направо. Усадьба в поселке Торосово, справа, за зданием администрации. Хоз. двор — через дорогу.

Еще можно почитать об усадьбе и ее бывших владельцах — здесь

Усадьба Торосово (баронов Врангелей) (Торосово)

Развалины баронского особняка и парк начинаются в Торосове прямо во дворе местной администрации. Дом, выстроенный под английскую готику в 1870 году, даже в таком ужасающем виде кажется нарядным. Крепкая кирпичная кладка и архитектурное решение (кстати, имя архитектора неизвестно) свидетельствуют об основательности и вкусе его владельца — барона Михаила Георгиевича Врангеля, лифляндского генерал-губернатора и дяди белого генерала Петра Николаевича Врангеля.
Усадебный парк целиком рукотворный. Последовательность чередования отдельных его участков была тщательно продумана: раскидистые кроны лип, лиственниц, дубов, ясеней, вязов перемежались с четкими силуэтами елей и пихт. Рисунок украшало разнообразие древесных насаждений и декоративных кустарников, которые, выделяясь на фоне густо-зеленых ковров полян и лужаек, создавали ландшафтные картины. Дворец, расположенный на возвышенности, был виден из разных уголков парка.
Нынче руины дома-замка и гибнущий парк мало кого интересуют. Достаточно проехаться по поселку, чтобы понять: надежды на свое процветание аборигены связывают исключительно с местным магазином. И вряд ли кто из потомков людей, убивавших здесь в феврале 1918-го двоюродных братьев «черного барона» Георгия и Михаила, знает, что до 1870 года на месте усадьбы было голое поле.
Дед Петра Николаевича, Егор (Георгий) Ермолаевич Врангель (1803–1868), был землевладельцем. В Петербургской губернии ему принадлежали имения Терпилицы, Торосово, Лопец. В 1850–1860 годах герой Варны и штурма Варшавы, награжденный золотым оружием и несколькими орденами, неоднократно выбирался предводителем дворянства Ямбургского уезда. Барон был женат на правнучке Абрама Петровича Ганнибала Дарье Александровне Траубенберг, троюродной сестре А. С. Пушкина. Выйдя в отставку в чине штабс-капитана, Егор Ермолаевич служил чиновником для особых поручений при генерал-провиантмейстере Военного министерства. За заслуги и рвение был особо отмечен Николаем I.
Интересно, что «Колокол» Герцена рассказывал о бароне как о «неистовом крепостнике», а крестьяне называли его «возлюбленным благодетелем» и писали в Санкт-Петербургские ведомости: «Редкая из наших изб не построена им не только из его материала, но и на его деньги. Постоянно доставляемые нам щедрые заработки, для которых мы ежегодно вполне освобождались от исполнения барщины в зимнее время, при крепостном состоянии, а вместе с тем постоянное наблюдение за тщательным ведением наших собственных хозяйств послужили основой настоящему нашему благосостоянию… В трудные годы каждый нуждавшийся обращался к нему с просьбой о денежном пособии на покупку скота и семян с полной уверенностью, что ему в таковом не будет отказано, если только просьба эта вызывалась действительною нуждою».
Когда у земства не хватило денег на местное шоссе, действительный статский советник, почетный мировой судья Е. Е. Врангель вложил свои средства в постройку новой дороги. Он похоронен в урочище Раскулицы, принадлежавшем его родственникам — баронам Корфам.
Как отмечали современники, дворянство Ямбургского уезда всегда отличала клановость. Здесь селились Роткирхи, Врангели, Траубенберги, Корфы, Веймарны, Блоки, состоявшие между собой в родстве. Многие из них породнились с потомками Абрама Ганнибала. Уезд иногда именовали Остзейским краем, так как почти все представители этих фамилий были выходцами из Прибалтики.
Имя «черного барона» Петра Николаевича Врангеля знакомо всем со школы. Менее известен его родной брат — историк искусства Николай Николаевич Врангель, постоянный сотрудник и член редакционного комитета журнала «Старые годы», соредактор журнала «Аполлон», сотрудник Эрмитажа, один из создателей Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины, организатор многочисленных выставок. О роде, к которому принадлежали Петр и Николай Николаевичи, как и о местах Санкт-Петербургской губернии, с которыми была связана их семья, вообще знают лишь любители отечественной истории. Фон Врангели — баронский род датского (по другим сведениям, шведского) происхождения, переселившийся в XII веке в Эстляндию. К концу XIX века в России насчитывалось 40 самостоятельных ветвей рода Врангелей. Основателем ветви, к которой принадлежали Петр и Николай Николаевичи, был барон Георг Густав фон Врангель (1662 — 1733). На русскую службу поступили его внук Ханс Георг и правнук Карл Герман (1773 — 1821). Последний приходился Петру и Николаю Николаевичам Врангелям прадедом. Их дед Егор (Георгий) Ермолаевич (1803 — 1868) был землевладельцем Санк-Петербургской губернии, где ему принадлежали имения Терпилицы, Торосово и Лопец, в 1850 — 1860-х годах неоднократно выбирался предводителем дворянства Ямбургского уезда. Он был женат на правнучке Абрама Петровича Ганнибала Дарье Александровне Траубенберг, троюродной сестре А. С. Пушкина. Ее бабушка София Абрамовна была младшей дочерью арапа Петра Великого. Муж Софии Абрамовны Адам Роткирх является автором знаменитой «Немецкой биографии» Ганнибала. Он был владельцем многочисленных имений в Ямбургском уезде, по новым данным пушкинистов, в одном из них — Новопятницком побывал Александр Сергеевич Пушкин и получил там список с «Немецкой биографии» своего прадеда. Вообще, дворянство Ямбургского уезда отличала клановость — здесь селились в основном выходцы из Прибалтики, уезд даже называли Остзейским краем. Роткирхи, Врангели, Траубенберги, Корфы, Веймарны, Блоки состояли между собой в родстве и свойстве, и многие представители этих семейств породнились с потомками Абрама Ганнибала. Могила Егора Ермолаевича Врангеля находится на кладбище в заброшенном селении Раскулицы возле разрушенной Преображенской церкви — сама могила вскрыта и ограблена, но цела каменная плита с надписью. Старший сын Егора Ермолаевича и Дарьи Александровны Александр Егорович Врангель был другом Ф. М. Достоевского, которого поддерживал в годы его ссылки (опубликована их переписка). Михаил Егорович Врангель в 1870-х годах был лифляндским генерал-губернатором. Именно при нем в Торосове был создан великолепный усадебный ансамбль — дворец в духе английской готики, окруженный парком. Ныне усадьба (памятник архитектуры) находится в состоянии сильного разрушения. Младший сын Егора Ермолаевича и Дарьи Александровны — Николай Егорович Врангель (он и является отцом генерала и искусствоведа) оставил любопытную книгу мемуаров «Воспоминания от крепостного права до большевиков», которая вышла в 2003 году в издательстве «Новое литературное обозрение». Барон Николай Егорович Врангель был человеком неординарным. Учился в Швейцарии, затем в Берлинском университете, получил степень доктора философии в области политэкономии, был юнкером, мировым судьей, чиновником, предпринимателем (в частности, был председателем правлений Амгунской золотопромышленной компании, Российского золотопромышленного общества, Биби-Эйбатского нефтяного общества, Товарищества спиртоочистых заводов, членом правления акционерного общества «Сименс и Гальске»), крупнейшим коллекционером антиквариата и живописи, автором пьес. Самые теплые страницы его мемуаров посвящены Терпилицам — «детскому раю», самые трагические — убийству племянников баронов Георгия и Михаила Михайловичей Врангелей в 1918 году в имениях Торосово и Терпилицы. Про смерть Михаила Михайловича известно мало. Георгий Михайлович был зверски убит в собственном доме на глазах старухи матери (Шарлотта Павловна Врангель, урожденная Корф, умерла в 1919 году в Петрограде от голода), жены Марианны Львовны, урожденной княжны Голицыной, и четырех детей. Сын Юрий в результате этого потерял рассудок и скончался несколько месяцев спустя. Баронессе Марианне Львовне удалось уехать за границу, оставив детей на русскую няню. Воссоединились они уже в 1920-х годах. Младший из детей — Борис Георгиевич Врангель, 1917 года рождения (Петру Николаевичу он приходился двоюродным племянником), был членом Национально-Трудового Союза Нового Поколения. В 1942 или 1943 году он пробрался на оккупированную немцами территорию СССР, легализовался и стал работать в небезызвестной Псковской Православной миссии. Был и антисоветчиком, и антифашистом. После отступления немецких войск оказался в Латвии, где и был арестован СМЕРШем. Получил 20 лет каторги и 5 лет ссылки. Добиться досрочного освобождения ему, носящему фамилию Врангель, не удалось. В 1990-е годы (до своей смерти) он был членом петербургской группы НТС. Потомков Егора Ермолавича и Дарьи Александровны Врангелей в России практически не осталось (исключение составляют две дочери Бориса Георгиевича Врангеля, предположительно живущие в Псковской области). Потомки Петра Николаевича Врангеля, живущие в США, в частности его дочь Наталья Петровна Базилевская, понятия не имеют о том, что у их семьи были имения под Санкт-Петербургом.
libart.spb.ru/photo/black_boron.html
Отчет о посещении и фото:
alexbelykh.ru/usadby-volosovskogo-r-na-22-11-2015/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *