Успенский собор в звенигороде

После долгого перерыва предлагаю снова посмотреть памятники архитектуры Звенигорода.
Собор на Городке на моих фотографиях представлен еще до всех реставриций последних лет, ведь эти фото выполнены в 2009 и 2012 годах.


В городе Звенигороде сохранились памятники зодчества и живописи раннемосковского времени выдающегося историко-художественного значения. Это — Успенский собор на Городке, собор Рождества Богородицы Саввино-Сторожевского монастыря и относящиеся к древнейшему периоду фрагменты росписи двух храмов, а также иконы так называемого Звенигородского чина, ныне находящиеся в собрании Государственной Третьяковской галереи. Большинство из них связывается с именем звенигородского князя Юрия Дмитриевича, второго сына Дмитрия Донского.
Самый ранний из архитектурных памятников — собор на Городке, по мнению большинства исследователей построен около 1400 г. В 1390-х годах Юрий предпринимает ряд удачных походов на камских болгар, что, как полагают, позволило ему располагать определенными материальными средствами для проведения крупных строительных работ в княжеской резиденции и в основанном им монастыре на Сторожках. Впервые это мнение было высказано Л. Далем1, а затем поддержано архим. Леонидом, который писал, что только Юрий Звенигородский мог иметь время и намерение для построения и украшения храма2. Известно, что Юрий вообще отличался активностью в строительной и художественной деятельности. Критическая мысль историков архитектуры, уделявших неизменно большое внимание этому памятнику, к вопросу о его датировке больше не возвращалась3.
Исключением стала попытка передатировать время построения храма М. А. Ильиным, высказавшим предположение, что активная строительная деятельность Юрия должна быть отнесена не к концу XIV-началу XV столетия, но к концу второго десятилетия XV в. Разворот строительных работ в Звенигороде автор прямо и непосредственно связал с политической ситуацией, сложившейся после 1417 г., когда стало известно, что, согласно завещания великого князя Василия Дмитриевича, наследником престола должен стать его сын Василий. По завещанию же Дмитрия Донского его старшему сыну Василию должен был наследовать в случае его смерти брат Юрий. В момент кончины Дмитрия Василий Дмитриевич не только не имел детей, но и женат не был; кроме того, в течение XIV в. имело место наследование не только от отца к сыну, но и от старшего брата к младшему. В предвидении предстоящей борьбы за свои права Юрий, будто бы, решил «показать себя умелым организатором, рачительным хозяином, заботящимся о своих владениях… Одной из форм показа организационных способностей было строительство храмов, сопровождающееся украшением их фресками и иконами. Такая деятельность князя рассматривалась широкими кругами народа как проявление таланта умелого правителя. Поэтому есть основание считать, что бурная строительная деятельность князя Юрия началась именно после 1417 года»4. Версия эта поддержки не встретила и вызвала критику5.
Изучение исторических обстоятельств эпохи создания Успенского собора, как и сравнительный анализ архитектуры храма с другими памятниками этого круга, заставляют критически отнестись как к первой, предложенной исследователями дате около 1400 г., так и к более поздней дате М. А. Ильина — после 1417 г.
Прежде всего, можно ли рассматривать крупные работы в Звенигороде конца XIV-начала XV в. как мероприятие местного значения? Известно, какое внимание Дмитрий Донской уделял созданию кольца укреплений вокруг Москвы — в городах Коломне, Серпухове, Можайске, Рузе, Звенигороде. Дмитрий построил здесь укрепленное городище, передал в удел второму сыну Юрию.
Летописи упоминают с 1388 г. звенигородского епископа Даниила. Учреждение звенигородской епископии связано, несомненно, с тем немаловажным обстоятельством, что в последней четверти XIV в. стали особенно настойчивыми притязания Литвы к Смоленску и некоторое время город переходил из владений Руси к Литве, пока не оказался на 150 лет в составе Литовского государства. Этому способствовала женитьба Василия Дмитриевича на Софье Витовтовне по настоянию литовского князя Витовта, после кончины Дмитрия Донского. Успенский собор должен был стать храмом вновь учрежденной епископии. Наиболее вероятно, что храм был заложен около 1388 г., за год до кончины Дмитрия Ивановича; окончание строительства приходится приблизительно на 1392-1393 гг.
Убедительным доводом в пользу более ранней даты построения собора на Городке может служить сама архитектура храма. Успенский собор Звенигорода принадлежит к числу немногих, сохранившихся до наших дней памятников раннемосковского зодчества, еще тесно связанного с традициями архитектуры Владимире-Суздальской Руси. Связь раннемосковской архитектуры с зодчеством Владимира находится в общем русле культурно-исторической преемственности. В основу принимается четырехстолпный крестово-купольный тип храма из белокаменной кладки с забутовкой, но при этом создается новое конструктивное и образное решение здания.

Постройка приподнимается на высоком цоколе, что делает ее более импозантной; главный куб увенчивается кокошниками килеобразной формы в два яруса, соответствуя ступенчатому покрытию сводов, с постепенным переходом от основного объема здания к барабану купола.



Верх храма становится более живописным, нарядным, масса постройки приобретает динамичность. Тело здания посередине опоясано декоративным пояском плоской резьбы. В целом появляется заметно выраженная тенденция к усилению пластичности, и это новое качество становится ведущей линией развития русского зодчества в последующие два-три столетия. Здесь эти особенности выражены, однако, в меньшей степени, чем в последующих памятниках.

Собор на Городке является как бы переходным от владимирских храмов к московским: в нем есть еще хоры, как это было принято в княжеских храмах, а декоративный поясок вверху барабана близко напоминает оформление Дмитровского собора во Владимире.
Наибольшее сходство собор на Городке обнаруживает с церковью Рождества Богоматери Московского Кремля с приделом Лазаря 1393 г. Такие детали, как килевидность арок, наличие освещающих внутренний проход на хоры в стене шестилепестковых окон-розеток, сходная профилировка цоколя, позволяют говорить о работе одной строительной артели6. В группе раннемосковского зодчества должны быть выделены в особую подгруппу церковь Рождества Богоматери Саввино-Сторожевского монастыря и Троицкий собор Сергиевой лавры, обе постройки связываются с ктиторством Юрия Звенигородского. В них более подчеркнут принцип «палатного» строения, сильнее выражена килевидность сводов.

Следует отметить особенность плана собора на Городке — расширение расстояния между столпами в центре, чем создается широкий средний и узкие боковые нефы, способствуя единству внутреннего пространства. Восточная пара столпов значительно сдвинута в сторону алтарных апсид, не соответствуя лопаткам боковых фасадов. Этот прием образует как бы вогнутую линию размещения иконостаса, смягчая перспективную деформацию изображений к краям иконостасной стены и создавая условия для лучшей его обозримости. Возможно, дело не обошлось без пожеланий иконописцев при разработке конструкции храма. Стройные пропорции собора на Городке, сближающие его с храмами Владимира, воспринимаются особенно изысканными благодаря его расположению на возвышенности у обрывистого берега7.
Нам не представляется убедительным мнение о том, что фрески в соборе появились сразу после построения храма. Успенский собор был расписан, по-видимому, после 1415 г.
Что касается иконостаса, то он должен был появиться сразу после завершения строительства, без чего служба не может производиться. Есть основание полагать, что иконы Звенигородского чина входили в состав этого иконостаса, и датировать их следует временем около 1393 г. Подробное обоснование данных предположений изложено более подробно в монографии «Андрей Рублев»8.
Чертеж-реконструкция внутреннего пространства собора на Городке. На разрезе показан общий масштаб здания и соотношение площади собора к его высоте. Так же для масштаба показаны люди в интерьере: на уровне пола и на балконе-хорах.
Общий вид Собора на Городке с древнего городского вала
Текст — Брюсова В.Г. О времени построения Успенского собора на Городке Звенигорода. (по материалам Русарх)

Архитектура

Успенский собор — первый из четырёх полностью сохранившихся белокаменных московских храмов конца XIV — первой четверти XV века: собора Рождества Богородицы Саввино-Сторожевского монастыря (также построенного по заказу князя Юрия Звенигородского), Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры и собора Нерукотворного образа Спасителя Спасо-Андроникова монастыря в Москве.

КапительПерспективный порталАпсидаОрнаментальный пояс на фасаде

Архитектура Успенского собора, как и других московских построек того времени, была сознательно ориентирована на зодчество Владимиро-Суздальского княжества XII — первой трети XIII века. Вместе с тем, московские постройки имеют ряд характерных отличий от своих домонгольских прототипов. Успенский собор — это небольшой крестово-купольный четырёхстолпный храм, увенчанный одним куполом. С восточной стороны храм имеет три алтарные апсиды; западный, южный и северный фасады храма имеют традиционное деление на три вертикальные прясла, завершённые закомарами. Вертикальные членения фасадов выполнены в форме лопаток с примыкающими к ним тонкими полуколонками, завершёнными изящными резными «сноповидными» капителями. Такими же полуколонками разделены и алтарные апсиды, а их стены декорированы тонкими вертикальными тягами. Широкая тройная лента резного растительного орнамента, сменившего аркатурно-колончатый пояс домонгольских построек, делит фасады храма по горизонтали. Верхнюю часть алтарных апсид и барабана купола украшает двойная лента из такой же каменной резьбы. В центральных пряслах фасадов располагаются обрамлённые арками на колоннах перспективные порталы. Первоначальные узкие и вытянутые по вертикали окна (сохранились только в верхних боковых частях фасадов и посередине центральной апсиды) так же имели тонкое обрамление. Кровля храма первоначально имела позакомарное покрытие. Помимо закомар, завершающих каждое из прясел, ступенчатый верх собора был усложнён четырьмя угловыми закомарами и поясом декоративных кокошников в основании барабана купола. В отличие от владимиро-суздальского зодчества, формы закомар и кокошников, а также окон и порталов были килевидными, что являлось важнейшей чертой всей московской архитектуры XIV—XV веков. В настоящее время кровля собора, как и формы оконных проёмов, искажены поздними ремонтами.

Храм поставлен на высокий подклет. Лёгкое сужение всех его форм кверху подчеркивает стройность здания. Его высота и устремлённость вверх подчёркнуты также ступенчато-повышенной конструкцией сводов, выраженной снаружи через усложнённую форму кровли. Особенностью внутренней конструкции собора является смещение пары восточных столбов к алтарным апсидам, что позволило расширить центральное подкупольное пространство. Из-за этого внешние членения фасадов здания не соответствуют внутренним. Подобный же архитектурный приём был использован и в соборе Троице-Сергиева монастыря. Однако здесь он выполнен более деликатно, благодаря чему композиция здания не утрачивает гармонии и зрительного равновесия. Данью домонгольской традиции являются расположенные в западной части интерьера хоры, отсутствующие в последующих московских храмах.

Изящество пропорций и красота богатого декоративного убранства выделяют храм из числа других соборов того же времени.

Собор Успения Пресвятой Богородицы. Звенигород. Монета Банка России — Серия: «Памятники архитектуры России», 3 рубля, серебро, 2013 год

Фрески и иконы

Пророк Даниил

Сразу же после постройки Успенский собор был расписан фресками, создатели которых, по-видимому, происходили из московской придворной среды. Росписи сохранились лишь отдельными фрагментами, раскрытыми в 1918 году экспедицией Комиссии по сохранению и раскрытию древнерусской живописи под руководством Николая Протасова в составе художника-реставратора Григория Чирикова, столяра П. П. Кодичева и фотографа О. Н. Крашенинникова. В том же году в отчёте, составленном Игорем Грабарем, было высказано и первое предположение об авторстве фресок: «…краски дают богатую гамму тонов, которая, в связи с общим характером рисунка и типов ликов, заставляет говорить о руке мастера рублёвской школы».

Раскрытые фрагменты первоначальной живописи располагаются в барабане купола, в алтаре, на восточных столбах-пилонах и северной стене храма, в северо-западном углу хор. Остальные сохранившиеся росписи храма были выполнены в 30-х годах XIX века.

В барабане купола были представлены в два яруса праотцы, а ниже поясные фигуры пророков, из которых сохранилось изображение пророка Даниила. Уже эти фрагменты росписи дают представление об особом стиле раннего XV века, сочетающего в себе мощь крупных, представленных в движении фигур и нежные, прозрачные краски, лёгкость драпировок и изящество тонких кистей рук и ступней ног.

Небольшой фрагмент фрески на северной стене храма, закрытый после реставрации боковым крылом иконостаса, был определён Виктором Филатовым как часть большой сцены Успения Богоматери.

Ангел вручает преподобному Пахомию общежительный монашеский устав Преподобный Варлаам и царевич Иоасаф

Полнее всего сохранились росписи восточных столбов-пилонов, закрытые ранее высоким иконостасом и поэтому не тронутые при позднейших ремонтах храма. На их широких плоскостях, обращённых на запад к молящимся в храме, представлены три регистра изображений. В верхнем регистре изображены два медальона с полуфигурами святых мучеников и целителей Флора и Лавра. Их изображения на предалтарных столпах встречаются ещё в домонгольских древнерусских храмах, к примеру, в соборе Антониева монастыря в Новгороде. Святые Флор и Лавр показаны здесь не только как целители тела, но и как исцелители человеческих душ. Ниже расположены высокие Голгофские кресты. Возможно, что эти композиции были закрыты иконами праздничного и деисусного чинов иконостаса.

В нижнем ярусе представлены две сцены. Слева, на северном столпе изображено дарование ангелом монашеского устава преподобному Пахомию, а справа на южном столпе — беседа преподобного Варлаама с его учеником индийским царевичем Иоасафом. Оба этих сюжета представляют собой исключительное явление. Они показывают, с каким вниманием строители храма и их современники относились к теме монашеского подвига. Если повышенный интерес к проповеди идеалов монашества был характерен для древнерусской культуры и раньше, то расположение подобных сюжетов вблизи алтаря на самом видном месте в храме было чем-то особенным. Это тем более необычно, что Успенский собор был построен как городской княжеский, а не монастырский храм. Сцена с преподобным Пахомием передаёт предание о божественном происхождении общежительного монашеского устава, дарованного Пахомию ангелом, который изображён здесь в монашеских одеждах, поучающим преподобного. В сцене беседы преподобного Варлаама с царевичем Иоасафом, обращённым им в христианство, также звучит мотив духовного наставничества. На развёрнутом свитке в руке Варлаама написан текст его поучения: «Поведаю тебе, чадо, о бисере бесценном, которым является Христос…» Этот сюжет напоминает взаимоотношения самого Юрия Звенигородского и его духовного отца преподобного Саввы Сторожевского.

Мученик Лавр Мученик Лавр. Лик

Обе сцены фактически представляют собой фресковые иконы, входившие в местный ряд иконостаса вместе с другими образами, написанными на досках. Они были исполнены, по-видимому, двумя разными мастерами. Во фресках пилонов ярко проявляются характерные черты московской живописи XV века: узкие фигуры с небольшими головами и маленькими конечностями, изящные, струящиеся линии, в особенности красивые силуэты полуфигур мучеников, похожие на перевёрнутые чаши. Драпировки кажутся наполненными воздухом и не прилегающими плотно к телам. Рельеф кажется округлым, словно выточенным. Особый тип ликов с как бы припухшими бровями и готовыми закрыться глазами создаёт особое состояние сосредоточенности и тишины. То же состояние отражено и в композиции нижних сцен, передающих тихую, мирную беседу наставников и учеников. Спокойные, неспешные жесты показывают согласие и принятие учения, на божественность которого указывает поднятая вверх рука ангела.

Звенигородский чин

Основная статья Звенигородский чин

С Успенским собором связаны одни из самых знаменитых древнерусских икон, приписываемых кисти Андрея Рублёва. В 1918 году вместе с проведением реставрации настенной живописи собора здесь были найдены три иконы, входившие некогда в состав поясного деисусного чина: Спас Вседержитель, Архангел Михаил, Апостол Павел. В настоящее время они хранятся в собрании Третьяковской галереи. Первоначально деисусный чин должен был состоять из семи или даже девяти икон. Обстоятельства, при которых иконы были найдены, остаются до конца неизвестными. Существуют серьёзные сомнения в том, что первоначально иконы были созданы именно для этого храма, при котором были найдены. В настоящее время в соборе хранится ещё одна икона с поздним изображением Иоанна Предтечи, когда-то также относившаяся к Звенигородскому чину.

Живопись икон Звенигородского чина принадлежит к высочайшим шедеврам не только русской, но и мировой иконописи. Из всех русских произведений раннего XV века именно эти иконы наиболее близки лучшим византийским образцам, обладая так же и некоторыми специфически русскими чертами. К византийским чертам икон можно отнести их особую идеальность, эллинистическую гармонию, а также пластичность форм, не лишённых при этом лёгкости, пространственные развороты фигур. Особенности, указывающие на их русское происхождение, заключаются в повышенной роли выразительного силуэта, чистоте и звучности цвета и особой эмоциональной открытости и сердечности образов.

Стиль икон перекликается с другими произведениями круга Андрея Рублёва, а необыкновенное качество центральной иконы чина позволяет приписать её работе самого́ прославленного мастера.

Архангел Михаил. Спас, икона Андрея Рублёва. Апостол Павел

Ссылки

  • Официальный сайт Звенигородского Успенского Собора
  • Успенский собор на сайте Храмы России
  • Успенский собор на сайте podmoskove.ru
  • Успенский собор на сайте russian-temples.ru
  • Успенский собор на сайте temples.ru
  • Фрески Успенского собора на сайте Христианство в искусстве

История храма
Успенский собор построен на Городке, в древнем центре Звенигорода, некогда укреплённом земляными валами, по повелению младшего сына Дмитрия Донского князя Юрия Звенигородского. Точное время его строительства неизвестно. В различных исторических источниках указывается как 1390 г., так и 1417 г. Это один из четырех сохранившихся без значительных изменений храмов, относящихся к периоду раннего московского зодчества. Строила его, по всей вероятности, та же артель зодчих, что возводила церковь Рождества Богородицы в Московском Кремле (1393) по повелению княгини Евдокии, матери князя Юрия Звенигородского.
Утрата Звенигородом в XV в. статуса удельной столицы и последующий упадок города неожиданно обернулся благом для его храмов. В отличие от Москвы, где старые соборы полностью разрушались или значительно перестраивались по требованию царей и времени, в маленьком Звенигороде на строительство новых храмов не было средств, а зачастую их не хватало и на ремонт. Эта парадоксальная ситуация помогла сохранить Успенский собор с минимальными изменениями.
Во все времена собор сохранял статус первого уездного храма. Ему принадлежали большие земельные владения, которые он сохранил за собой и после секуляризации земель XVIII в. Многие его настоятели имели чин протоиерея и возглавляли городское благочинение.
Самые значительные изменения в экстерьере храма произошли в XVIII в., когда он обветшал настолько, что дальнейшие богослужения в храме без ремонта здания оказались невозможными. Неотложной замены потребовала кровля храма. В результате ремонта собор утратил свою первоначальную позакомарную кровлю. Пространство между закомарами было заложено кирпичом и сооружена четырехскатная крыша. В это же время была сделана металлическая облицовка главы. В 1746 г. из-за опасности обрушения была разобрана старая шестиугольная деревянная колокольня. Снятые с неё колокола были размещены на хранение в стенах храма.
В 1773 г. в соборе с дозволения Синодальной конторы был освящён придел во имя великомученика Георгия. Он был украшен за счёт пожертвований коллежского асессора А. Т. Юдина, воеводы Звенигородской воеводской канцелярии. В 1830–1837 гг. в соборе были запрещены богослужения по причине крайней ветхости здания. Восстановить храм помогли пожертвования звенигородского купца Рахманова. На эти деньги были заменены дубовые тяги, укреплены арки и растёсаны окна.
Над Успенским собором не раз возникала угроза разрушения. В годы Великой смуты XVII в. храм был разграблен, пострадал он и во время Отечественной войны 1812 г. В середине XIX в. горожане сами хотели снести собор, чтобы построить на его месте церковь во имя князя Александра Невского. Спасло собор от разрушения только вмешательство императора Александра II. В 1880 г. во время сильной бури с храма был сброшен крест, который при падении разбился. Взамен него по старому образцу был изготовлен новый позолоченный крест «с короной».
В XIX в. была построена новая трёхпролётная каменная звонница. Колокола в ней были подвешены на двух ярусах. С основным храмом её соединяет небольшая переходная галерея. Верхний ярус колокольни перекрыт куполообразной кровлей со шпилем. Собор Успения Пресвятой Богородицы был малопосещаемым в холодное время года, постольку не имел отопления. Ещё в 1893 г. Археологическая комиссия запретила его устройство из-за опасения, что это может нанести ущерб старинному зданию и его интерьеру.
После революции в храме продолжались службы до середины 1930-х годов. В последнее предвоенные годы он был закрыт. В 1936 г. городские власти планировали разрушить здание для постройки стадиона. В этот раз храм отстояли широкие круги научной общественности.
После завершения Великой Отечественной войны здание собора было возвращено церкви. С 1946 г. в храме возобновились богослужения. В 1995 г. по указу святейшего патриарха Алексия II Успенский собор получил статус монастырского подворья возрожденного Саввино-Сторожевского монастыря. С 1991 г. при храме действует воскресная школа, которую посещают дети и молодёжь от 3 до 18 лет. В программе школы предусмотрено изучение основ православной культуры, священной истории, церковно-славянского языка, музыки, пения, народных промыслов и игр. Вместе с членами молодёжной группы учащиеся школы совершают паломнические поездки по храмам и монастырям страны.
Архитектурный облик
При возведении Успенского собора на Городке зодчие не только умело следовали Владимиро-Суздальской традиции, но и заложили основы раннемосковского стиля в архитектуре. При строительстве храма они искусно использовали рельеф местности и хитроумные приёмы, благодаря которым он кажется значительно более высоким, чем есть на самом деле. Высота храма не превышает 12,5 м, но особенности «пирамидальной» каменной кладки стен, трёх апсид и светового барабана зрительно увеличивают его высоту. Как показали замеры, основной объём храма и самые крупные архитектурные элементы немного сужаются кверху. То, что собор построен на подклети высотой в 1,5 м, также визуально увеличивает его фактические размеры. Устремленность здания ввысь подчеркивали и высокие крылечки перед каждым входом в собор. Прежде переход от стен к куполу органично оформляли два ряда кокошников.
По своему типу это обычный крестово-купольный четырехстолпный храм, но его пропорции ради увеличения внутреннего пространства немного нарушены. Зодчие увеличили площадь алтарного помещения и размеры апсид собора. Вместе с этим, благодаря сдвинутым к восточной стороне столбам, увеличилось пространство для верующих. Перемещена относительно центра храма и его глава. Это привело к несоответствию внутреннего и внешнего членения здания, заметное только специалистам. Толстые стены храма сложены из тщательно подогнанных друг к другу каменных блоков. Они сложены «бутовым» методом: пространство между внутренней и внешней кладкой стен заполнено осколками камней и известковым раствором, создавшим монолитную массу.
Каждый из трёх фасадов храма разделен традиционными лопатками на три прясла, завершающиеся закомарами. Изящные полуколонки, примыкающие к лопаткам имеют ажурные резные капители в виде снопа. Подобные архитектурные детали также делят плоскости стен храмовых апсид. Их верхняя часть украшена декоративным резным поясом. Такой же декор присутствует и на барабане собора.
Перспективные порталы у каждого входа в храм обрамлены арками на колоннах. Оригинальные узкие вытянутые окна сохранились только в верхней части северного и южного фасадов и в середине главной апсиды. Оконные проёмы по периметру украшали каменная резьба и килевидные кокошники. В декоративном оформлении фасадов здания вместо аркатурно-колончатых горизонтальных поясов, часто использовавшихся владимирскими мастерами, появляются три широкие декоративные резные ленты.
Кровля Успенского собора древними зодчими первоначально была устроена по закомарам и только в XVIII в. у храма появилась четырёхскатная крыша. Коробовый свод храма усложняют четыре угловые закомары с поясом декоративных килевидных кокошников у основания барабана купола.
Настенная роспись
Сразу по завершении строительства внутренние стены собора были расписаны московскими мастерами. Старинная стенопись, сохранившаяся фрагментарно, была раскрыта от поздних наслоений 1918 г. художниками-реставраторами под руководством Н. Д. Протасова. Художественное оформление интерьеров собора большинством современных исследователей приписывается кисти А. Рублёва, Д. Черного и их ученикам.
Фрагменты первоначального живописного декора можно увидеть в алтаре, барабане купола, на столбах-пилонах в восточной части собора, а также его северной стене. Остальная сохранившаяся настенная роспись выполнена значительно позднее, в основном в XIX в. Купольный барабан расписан образами праотцов церкви в два яруса. Чуть ниже находятся поясные изображения библейских пророков. Из живописи этого яруса лучше всего сохранилось изображение пророка Даниила.
В 1969–1972 гг. группой реставраторов род руководством В. В. Филатова в простенках барабана были раскрыты фрагменты фрески «Успение» на северной стене, фресковые композиции на жертвеннике, отражающие историю жизни Иоанна Предтечи.
Меньше всего пострадали от времени и позднейших ремонтов росписи восточных столбов. До начала XX века они были прикрыты высоким иконостасом. После революции он был временно разобран, а затем перемещен на новое место в храме.
На западных плоскостях столбов нанесены три регистра изображений. В верхней части в медальонах написаны поясные образы святых Фрола и Лавра. По мнению искусствоведов, выбор образов этих мучеников для стенописи по замыслу иконописцев должен служить напоминанием о божественной помощи русскому народу. По свидетельству летописей именно в день эти святых князь Дмитрий Донской получил благословление на битву на Куликовом поле от Сергия Радонежского. Под ними изображены голгофские кресты. В нижней части столбов-пилонов изображены сцены библейских преданий. На северном столбе – это дарование преподобному Пахомию монашеского устава, а на южном – беседа св. Варлаама с индийским царевичем Иосафом, его учеником. На свитке, который держит в своей руке Варлаам, начертано: «Поведаю тебе, чадо, о бисере бесценном, которым является Христос…».
Такое внимание к монашескому подвижничеству очень не обычно для городского храма. Использование подобных сюжетов в росписях объясняется взаимоотношениям звенигородского князя Юрия Дмитриевича с его духовным наставником Саввой Сторожевским.
Обе эти сцены фактически являются частью местного чина иконостаса. В них в полной мере проявляются особенности московской школы иконописи XV в. Для образов характерен специфический тип ликов, отображающих состояние сосредоточенности и покоя. Силуэты тел узкие, с маленькими конечностями и головой. Складки неприлегающей плотно к телу одежды наполнены воздухом. Струящиеся изящные линии контуров тел придают им округлую, выточенную рельефность. Спокойные, но выразительные жесты персонажей демонстрируют принятие христианского учения.
В 1848 г. росписи интерьера собора были обновлены по инициативе и на средства купца В. Смолина. Большинство дошедших до настоящего времени фресок имеют ещё более позднее происхождение. Последний раз храм расписывался в 1880-х годах. Ходатайствовали об этом в Археологическом обществе священник Иоанн Рождественский и церковный староста купец Стариченков. Подновление росписи завершилось к 1887 г. и было приурочено к 900-летию крещения Руси.
Древние фрески очень чутко реагируют на жар и копоть церковных свечей и, хотя в действующем храме нет прямого запрета на их использование, зажигать свечи в помещении крайне нежелательно.
Основная масса древних изображений была сбита во время ремонта в XVIII в., так как к этому времени они уже утратили свою былую красочность. В 1986 г. во время археологических раскопок около собора среди строительного мусора было обнаружено большое количество мелких фрагментов сбитых фресок. После завершения работ они были переданы в музей при Саввино-Сторожевском монастыре. В 2001 г. осколки штукатурки с фресками были тщательно изучены искусствоведом О. В. Лелековой. Искусствовед пришла к выводу о необыкновенной одаренности иконописцев, расписавших собор по завершению строительства. Она сравнила стенопись с красочными книжными миниатюрами русских летописей XV в. В 2008–2010 гг. многие фрагменты были успешно сложены в цельные художественные композиции, которые можно увидеть в музее. Общепризнано, что авторами росписей в Успенском соборе были иконописцы из круга близкого к А. Рублёву, но их имена остались неизвестны.
Иконы и иконостас храма
Пятиярусный иконостас, установленный сегодня в Успенском соборе относится к XVII в. Он несколько раз обновлялся в XIX в., но сам по себе не представляет большой художественной ценности. Намного интереснее с искусствоведческой точки зрения были размещённые на нём иконы. В 1998 г. образы были очищены от поздних наслоений и теперь все входящие в храм могут видеть их в почти первозданном состоянии.
В Звенигородском соборе, в прошлом часто называвшемся «домом пречистой», хранится несколько чтимых образов богоматери. Это Казанская икона богоматери XVII в. и её Толгский (XVIII в.) и Киево-Братский (XIX–XX вв.) образы. Последняя икона попала в собор от прихожанки Е. М. Бабакиной вскоре после повторного открытия храма в 1946 г. Она почитается в городе как чудотворная не только из-за многочисленных исцелений, но и как спасительница Звенигорода от захватчиков в годы Великой Отечественной войны. По городской легенде, именно этот образ носили по улицам города в те дни, когда немецкие войска были в окрестностях Звенигорода.
С Успенским собор на Городке связаны знаменитые иконы древнерусского письма, автором которых был Андрей Рублев. Во время реставрационных работ 1918 г., проводимых Комиссией по сохранению и раскрытию древнерусской живописи, в храме были обнаружены три иконы, входившие в деисусный чин иконостаса: Спас Вседержитель, Архангел Михаил и Апостол Павел. Первоначально этот ряд иконостаса состоял из семи или девяти икон, но остальные образы сейчас безвозвратно утрачены. Эти произведения иконописи, безусловно, относятся к шедеврам русской живописи и составляют всемирно известный Звенигородский чин и сейчас находятся в собрании Третьяковской галереи.
Образы были обнаружены случайно в удручающем состоянии в начале XX в. Обстоятельства, при которых эти произведения искусства были найдены, теперь полностью неизвестны, Существует несколько версий их открытия для знатоков и ценителей искусства. По воспоминаниям участника реставрационных работ, известного историка искусств И. Э. Грабаря, одна из них служила ступенькой лестницы, а две других были обнаружены в дровяном сарае, где и были найдены реставратором Г. О. Чириковым. По другой версии две иконы с архангелами принёс в московские реставрационные мастерские священник Успенского собора Д. Крылов.
Ещё одна очень ценная икона этого ряда хранится в соборе. Образ Иоанна Предтечи, как подтверждают результаты исследований доски и фрагментов паволоки, был написан одновременно с иконами Звенигородского чина А. Рублёва. Однако в XVIII в. икона была переписана заново.
Иконы Успенского собора в Звенигороде по единодушному мнению историков живописи из всех подобных произведений по своему стилю наиболее близки к лучшим византийским образцам. В то же время они имеют свои национальные особенности в иконографии. Византийскому наследию можно отнести пластичность и легкость форм, ракурс положения тела. Русский стиль письма проявился в большей эмоциональности образов, выразительности силуэтов и цветовой палитре.
До наших дней в стенах Успенского храма на Городке сохранились не только шедевры стенописи и уникальные иконы, но и другие православные святыни. В двух ковчежцах, расположенных под фресками кисти учеников А. Рублёва, хранится около 150 частиц мощей святых православной церкви. В конце 1980-х гг. в храм архимандритом Евлогием из Свято-Данилова монастыря были переданы частицы мощей святого угодника Саввы Сторожевского.
Успенский собор на Городке, «красавец-богатырь в вышитой холщёвой рубахе и золотом шлеме» – один из самых старых на московской земле. Прошедшие столетия немного исказили его облик, но ясность и простота воплотившихся в нём замыслов древних зодчих, величественная монументальность храма продолжает поражать и радовать наших современников.

Из рассказа «Звенигород — К Савве Сторожевскому»
…Успенский собор на Городке — вторая главная достопримечательность Звон-города после Саввино-Сторожевского монастыря.
…В 1390 – начинается возведение новой церкви необыкновенной дивной красоты – Успенского собора. Строили его таланты-самородки. Сам по себе собор белый. Простой. На гладких стенах – три непрерывных ленты каменной резьбы. Такой же рисунок и на барабане-шее. Узор – цветочно-растительный (как из древних русских народных сказок). Пропорции силуэта Успенской церкви – имеют в основе принцип «золотого сечения».
И это ещё не всё!…

Я в и

Городок находится за 1,5км до монастыря, справа от дороги, там где родник, нужно подняться по крутой бетонной лестнице ивы выйдете на ул. Красную гору (Конюшенную), которая прямиком ведёт к храму.
Внизу дорога (ул. Фрунзе), которая ведёт к монастырю и Москва-река

Поднимаемся…
И вот он, собор, красавец впереди
Успенский собор на Городке — вторая главная достопримечательность Звон-города после Саввино-Сторожевского монастыря.
Городок – это бывший Кремль, построенный князем Юрием Звенигородским. В стародревние времена (11-13вв.) здесь на горе уже стоял славянский город. Но 16-летний князь, переехавший сюда в Звенигород из Москвы, тут же энергично принялся его перестраивать.
Первая задача была – укрепить стены. Результат — появились круговые высокие (8м) земляные валы, изнутри выложенные булыжником (для удобства воинам), а снаружи утрамбованные глиной, которую достаточно было полить водой, и она превращалась в скользкую поверхность (угол наклона 70˚). Для предохранения дерева от огня дубовые стены с внешней стороны были густо обмазаны обожженной глиной. По тем временам это было сильное фортификационное сооружение.
Вторая задача – построить себе княжеские палаты (не сохранились).
Третья задача – возвести личный княжеский храм.
Так в 1390 – начинается возведение новой церкви необыкновенной дивной красоты – Успенского собора. Строили его таланты-самородки. Сам по себе собор белый. Простой. На гладких стенах – три непрерывных ленты каменной резьбы. Такой же рисунок и на барабане-шее. Узор – цветочно-растительный (как из древних русских народных сказок). Верхняя лента чуть более выступает вперёд, а две нижних, наоборот углубляются как ступеньки. Ширина «веточек» различна в разных лентах-полосах: у средней — более крупный и простой орнамент; у верхней и нижней – тонкий и более изысканный — что создаёт восхитительную игру светотени. Сверху над ними ещё незаметная полочка-отлив – чтобы дождик не заливал.
Пропорции силуэта Успенской церкви – имеют в основе принцип «золотого сечения».
При первом взгляде на древний храм сразу становится понятно, что звонница *то что перед самым входом» «была построена в начале XIX века». Некрасивая нелепая пристройка
Вид со стороны Городка.
Из Wikipedia: «В настоящее время кровля собора, как и формы оконных проёмов искажены поздними ремонтами»…
Посмотрите, какой дивный узорчатый белокаменный пояс-украшение обвивает стены древнего храма
И это ещё не всё!

Внутри она была расписана Андреем Рублевым.
И не просто гениально расписано, а … вы были в Третьяковке, вспомните три образа из «Звенигородского чина»: Христос, Михаил Архангел и Апостол Павел…. Всего икон было 7. Три – дошли до нас.
Архангел Михаил и Апостол Павел – валялись на чердаке….
Образ Спаса – служил ступенькой лестницы в амбар, перевёрнутый лицом вниз….
Удивительное дело – года три назад я неслась куда-то как обычно (по подземному переходу). Справа от меня тянулись разные киоски. И вдруг я встала как вкопанная. Потому что край глаза углядел в церковной лавочке полустёртое изображение кудрявого святого в голубом плаще и малиновой повязке. Я сразу поняла, что это копия с какого-то древнего образа, и что, несмотря на это – сила изображения гипнотизировала. Покупая, я почему-то сразу же решила, что на иконе — Архангел Михаил (подписи не было). И долго потом думала, кто же автор, ну кто же автор, и откуда это изображение? И буквально через некоторое время, ходя по Иконному залу в Третьяковской галерее, я сталкиваюсь глазами с моим Михаилом. Подпись — Рублев.
Теперь вернёмся к Городку – месту, где в стародревние времена стоял звенигородский Кремль.
Оно потрясающее!
Прекрасно сохранились древние валы-крутояры.
Вообще место очень сильное, здесь хочется кружиться, кружиться, кружиться и взлететь куда-нибудь в звёздное небо. Древние предки наши, славяне, умели выбирать себе особые места под поселения.
Вот он, древний город. Видите его?
С другой стороны – храм
Валы очень крутые и в прекрасной сохранности
Сейчас мы заберемся и посмотрим вниз
Транспортиром будете проверять угол наклона в 70˚?
Живописный поворот какой
Могучие сосны
Вниз, если покатишься, то не остановишься
Мы обошли валы по кругу
Спускаемся
Ещё раз любуемся прекрасным храмом, мысленно освобождая его от поздневременных пристроек
И возвращаемся к нашей лестнице-спуску. По ходу движения, слева видим какой-то яркий дом с надписью «музей» (наверное, можно зайти, но мы торопимся)
Справа деревенские домишки с роскошным видом на Москва-реку
И, пожалуй, дополню «вторую главную» достопримечательность — ещё тремя.
1. В Звенигороде на ул. Октябрьской в доме №6 жил фельдшер, к которому приходил в гости А.П.Чехов, который в свою очередь работал в звенигородской больнице. У дома – «нарядные наличники, похожие на вышитое полотенце», а напротив сквер с бюстом Чехова.
2. В деревне Дютьково – Дом-музей композитора С.И.Танеева (ученика Чайковского).
3. В деревне Дунино – Дом-Музей М.М.Пришвина.
Рассказ «Звенигород — К Савве Сторожевскому»
Посты по Звенигороду и его окрестностям:
Звени-город. Саввино-Сторожевский монастырь
Большие Вязёмы – Тройка. Семёрка. Туз
Захарово — Душа наша, Пушкин
Посты по Подмосковью:
Таруса. Достопримечательности и музей Марины Цветаевой
Серпуховские зарисовки: Красная Гора. Монастыри. Павлины. Вкусный хлеб
Загадки Коломны. Хранители Либереи и Пояс Власти
Коломенский Кремль. Маринкина башня
Зарайский рай. Компактный путеводитель по городу
Мелихово – Аромат Чехова
Вознесенская Давыдова Пустынь
Тёмная история Боровска. Боярыня Морозова
Глобус Боровска
Бородино (Московская область, Можайский район)
Гжель – в стране голубых роз и синих птиц
Дулёво или тайна фарфоровых роз
В Клину родилась «Елочка». Поездка на фабрику ёлочных игрушек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *