Воспитательный дом Флоренция

История

Строительство

Герб гильдии Арте делла Сета на фасаде приюта

Учреждение было создано в рамках обширной программы благотворительных инициатив флорентийской олигархии, направленной на улучшение условий жизни граждан и санитарной обстановки. Строительство приюта было поручено в 1419 году архитектору Филиппо Брунеллески флорентийской гильдией искусств Арте делла Сета. Местом для строительства воспитательного дома был выбран монастырский огород близлежащей церкви Сантиссима-Аннунциата. До 1427 года работами руководил непосредственно Брунеллески; тогда первый этап строительства был завершён. В 1430 году к южной части здания была добавлена пристройка, а в 1439 году был закончен верхний этаж, однако без пилястр, которые были предусмотрены Брунеллески. Позже был добавлен и сводчатый коридор в левой части лоджии. Поскольку строительство лоджии было начато раньше, чем самого учреждения, воспитательный дом был официально открыт лишь в 1445 году. Он стал первым сиротским приютом Европы такого масштаба.

Учреждение

«Флорентийский младенец», изображённый в тондо на фасаде здания, в некоторых странах стал символом педиатрии.

Воспитательный дом нёс ответственность за бездомных детей и предоставлял им возможность интеграции в общество. Его деятельность отражала социальные и гуманистические взгляды Флоренции в период раннего Возрождения. Первый подкидыш появился там 5 февраля 1445 года, десять дней после открытия. Когда дети попадали в приют, сначала за ними ухаживали кормилицы, однако постепенно их отучали от кормления грудью. Мальчиков учили читать и писать, а в дальнейшем они получали знания по способностям. Девочки, в свою очередь, считались слабым полом, хрупкими и наиболее уязвимыми; преподаватели обучали их шитью, приготовлению пищи и другим умениям, необходимым для будущей домохозяйки. При выпуске учреждение обеспечивало их приданым и давало возможность либо выйти замуж, либо уйти в монастырь. В 1520-х годах для воспитанниц, не выбравших ни то, ни другое, к южной части здания со стороны улицы Виа де’Фиббиаи была добавлена специальная пристройка.

В 1552 году управляющим (итал. spedalingo) воспитательного дома был назначен Винченцо Боргини, нанятый Козимо Медичи, Великим герцогом тосканским. Спустя десять лет своего становления руководителем он стремился наладить контакты с работниками приюта, чтобы избавиться от нечестных кормилиц, наживавшихся на детях. Некоторые работницы прибегали к тому, что кормили младенцев коровьим или козьим молоком. Иногда матери по каким-то причинам бросали своих собственных детей, чтобы кормить грудью ребёнка из приюта. Случалось даже так, что матери специально подкидывали своих детей в приют, чтобы устроиться туда кормилицей и там ухаживать за своим же ребёнком, только уже за деньги. Последние, между прочим, выплачивались даже после смерти младенца.

Воспитательный дом страдал от денежных задолженностей. Главной проблемой была неравномерность расходов и доходов. Козимо и Франческо превратили приют в нестабильное предприятие, бывшее чем-то средним между частной благотворительным учреждением и коммерческим делом, и постоянно забирали оттуда деньги. Долг приюта вырос с 300 до 700 тысяч лир, когда его обычные ежегодные расходы не превышали 100 тысяч.

Увеличение долгов привело к тому, что все воспитанники приюта были распущены. Боргини хотел, чтобы в будущем дети смогли выйти в люди и приобрести себе доброе имя. Мальчиков отпускали в возрасте восемнадцати лет, а девочки старались попасть в знатные семьи (с увеличенным приданным для тех, кто хотел выйти замуж). Женщины, не вышедшие замуж и не ставшие монахинями, обучались торговому делу и ручному труду. Бывало так, что из-за перенаселённости некоторых девушек выселяли из приюта, и они были вынуждены становиться проститутками. Возникали и дополнительные проблемы, такие как домашнее насилие и оскорбительные отношения.

В XVI веке приют пережил три периода сильного голода: в 1556—1557, 1567 и 1569-1570 годах. Причиной голода стал дисбаланс между количеством населения и сельскохозяйственными мощностями, при котором было очень трудно понижать цены. Тогда по приюту ударило как увеличение числа населения, так и высокие цены на пшеницу. В 1557 году возникли проблемы с поставкой зерновых, когда во время наводнения был затоплен амбар приюта.

Иногда детей оставляли в чаше перед портиком, однако в 1660 году она была убрана. На её место было установлено крутящееся горизонтальное колесо, которое относило младенца внутрь здания, при этом родитель ребёнка оставался незамеченным; это позволяло людям оставлять своих детей анонимно. Эта система работала вплоть до 1875 года, когда приют был закрыт.

Наши дни

Сегодня в воспитательном доме по-прежнему располагаются важнейшие благотворительные организации Флоренции. Тут находятся двое яслей, школа материнства, три детских и один женский приют, офисы ЮНИСЕФ. В наши дни „Приют невинных“ также является национальным центром детства и юности.

Архитектурные особенности

Фасад представляет собой портик длиной 70 метров, состоящий из девяти полукруглых колонн композитного ордера. Внутри он украшен фресками в люнетах кисти Джованни ди Франческо, Поккетти, Бернардино и Гаспаро Мартелини. В пазухе сводов находятся глазурованные тондо из синего кафеля с рельефами с изображением младенца в пелёнках (ставшего в ряде стран символом педиатрии) работы Андреа делла Роббиа (около 1490 года). Лишь несколько из них — подлинники, все остальные являются копиями XIX века. Над каждой аркой находится прямоугольное окно с треугольным фронтоном.

В центре здания находится квадратный двор, окруженный аркадой с приподнятым сводом. Арки опираются на колонны коринфского ордера, и в целом план выполнен на основе единого модуля. Раньше тут располагались лоджии.

Воспитательный дом во Флоренции интересен тем, что в нём впервые сочетаются колонны и несущие арки. В здании отражено чистое и ясное чувство пропорции. Высота колонн равняется расстоянию между ними и ширине самой аркады: это правильное соотношение формирует куб. Простые пропорции здания отражают новую эпоху: светское воспитание и понятие порядка и чёткости.

Брунеллески предусмотрел в своих проектах сочетание классической римской, романской и поздней готической архитектуры. Лоджия была построена по хорошо известной модели, так же как и лоджия Ланци. Но использование круглых колонн с классическими капителями, в этом случае композитного ордера, в сочетании с доссеретами (небольшими пилястрами) стало новшеством.

  • Двор мужской части приюта

  • Двор женской части приюта, выполненный в ионическом ордере

  • Художественная галерея в музее приюта

Ссылки

    Воспитательный дом (Флоренция) на Викискладе

    Здание Воспитательного дома украшает одну из главных площадей Флоренции — Сантиссима Аннунциата, наряду с церковью и монастырем Деи Сервиди Мария.

    Воспитательный дом на одной из главных площадей Флоренции

    В обращении членов гильдии к властям города
    было сказано: «Приют, называемый Санта-Мария
    дельи Инноченти; в него будут приниматься дети,
    которые вопреки законам естества были брошены
    отцом и матерью и которых в народе принято
    называть “подкидышами”»

    Основание этого приюта для сирот и незаконнорожденных детей было связано с гражданской жизнью города, а не религиозной, как прежде, что отвечало новым гуманистическим веяниям эпохи. В конце XIII века Генеральный совет народа во Флоренции поручил крупнейшей гильдии шелкопрядильщиков и ювелиров заботу о сиротах. Несмотря на то что в городе уже были госпитали — Сан-Галло на северо-западной окраине и Санта-Мария делла Скала на юго-западной, — было принято решение о строительстве нового здания для приюта младенцев.

    Площадь и церковь Сантиссима Аннунциата. Копия гравюры Дзокки. XIX в.

    В начале XV века коммуна, используя капитал, завещанный для этой цели богатым купцом Франческо Датини да Прато, купила участок земли в городе, который был занят садами и огородами. Брунеллески, входившему в эту гильдию, было поручено разработать проект Воспитательного дома, который открылся уже в 1444 году. Наряду с ним для ведения строительного процесса были избраны Горо Дати, Франческо делла Луна; они не были архитекторами и лишь осуществляли общий надзор над строительным процессом и контроль над расходами. Нельзя сказать, что у всех троих сложились хорошие отношения.

    Хронист Г. Дати в своей «Хронике» пишет, что в
    этом «новом Оспедале будут принимать любое
    дитя мужского и женского пола, всем давать
    кормилиц, всех содержать и, когда девочки вырастут,
    их выдадут замуж, а мальчиков обучат
    ремеслам, что явится делом, заслуживающим
    уважения»

    Отличие Воспитательного дома от средневековых госпиталей состояло в том, что обычно в последних сочетались функции больницы, странноприимного дома и детского приюта. Новое же здание было предназначено только для детей и для их воспитания до 18-летнего возраста. По выходу из приюта они владели определенными профессиями и специальностями: девочки осваивали навыки домоводства, рукоделия и чаще всего выходили замуж, мальчики могли зарабатывать на жизнь ремеслами. В Воспитательном доме были не только ясли для грудных детей, школа, разного рода мастерские, но также и церковь с аптекой. В соответствии с замыслом Брунеллески здание выглядело как одноэтажное, однако не было таковым: первый этаж уходил под землю, то есть был подвальным. В том, как были распределены помещения на этих ярусах, несложно увидеть символичность. Помещения внизу предназначались для ремесленных мастерских, столовой и других бытовых помещений, в то время как наверху находились помещения для духовного времяпрепровождения, отдыха. Исследователи предполагают, что на такой замысел повлияли идеи Платона о воспитании идеальных граждан для совершенного государства.

    Ни сам Брунеллески, ни его современники не придавали Воспитательному дому большого значения для творческой биографии мастера в отличие от нынешних ученых, которые видят в этом проекте начало собственного пути зодчего и проявление его независимого стиля. К сожалению, графические планы и архитектурный макет дома были утрачены. Вазари в «Жизнеописании» лишь кратко упоминает Воспитательный дом на фоне основного повествования о строительстве купола собора Санта-Мария дель Фьоре, которое велось в это же время. Однако сохранилась документация, связанная с формальной частью строительства.

    Для открытия «мужского дворика» в 1445 году
    была организована специальная церемония
    с участием консулов гильдии торговцев
    шелком, епископа Фьезоле, папского
    легата и иерусалимского патриарха. Об участии
    Брунеллески в этом событии сведений не
    сохранилось

    Работы на приобретенном участке начинаются в августе 1419 года, в 1420 году была выполнена закладка фундамента для главного портика — после того, как было получено разрешение на сооружение широкой лестницы перед ним, которая вышла за пределы купленного участка и заняла часть общественной земли. Еще через год начали привозить колонны, а там, где должна была быть устроена капелла приюта, установили первую колонну. Тогда же впервые упоминается имя Филиппо в связи с получением гонорара за рисунки пилястр и оформление дверных проемов. В течение следующих лет имя Брунеллески неоднократно встречается в документах, вплоть до 1427 года, когда была завершена главная галерея с портиком. Начиная с этого года и до полного окончания строительных работ руководство переходит к Франческо делла Луна. Известно, что в июне 1427 года состоялся торжественный деловой завтрак, на котором присутствовали «консулы и мастера и многие торговцы», представители гильдии. Было решено увеличить изначальный проект, так как здание показалось слишком маленьким для всех необходимых нужд. Брунеллески, видимо, отказался от дальнейшей работы, и ее возглавил делла Луна, который не только расширил проект, но и внес некоторые изменения в уже отстроенную его часть. Во время завтрака обсуждался и был утвержден «выполненный на пергаменте живописцем Герардоди Джованни рисунок постройки», который включал дополнительные помещения. В последующие годы здание неоднократно поновлялось и переделывалось, вплоть до наших дней оно используется по своему непосредственному назначению (только на первом этаже открыт небольшой музей, посвященный истории создания Воспитательного дома). В 1842 году после сильного землетрясения пришлось заменить все колонны в портике, выполненные по рисункам Леопольдо Паски. Фасад перестраивался в 1872 и в 1896 годах. Последняя серьезная реставрация внутренней отделки относится к 1960-1970-м годам. К 600-летнему юбилею архитектора был вновь открыт внутренний, так называемый женский дворик в правой части здания. Но несмотря на все переделки, в постройке неизменно сохраняется почерк Брунеллески.

    Архитектурный ансамбль Воспитательного дома довольно необычный. Для него использованы очень скромные строительные материалы: белая штукатурка и местный камень благородного серого цвета, красиво оттеняющие друг друга. Впоследствии к этому тонкому колористическому сочетанию были добавлены медальоны с голубой глазурью. По своей типологии Воспитательный дом напоминает клуатры средневековых монастырей, которые в свою очередь опираются на планировку греко-римских атриумов или палестр. Композиция здания представляет собой квадрат, его фронтальная сторона оформлена колонным портиком с галереей. Центральная часть строения занята открытым двориком, который предназначался для отдыха мужской части персонала, из-за чего он был условно назван «мужским двориком». Он, в свою очередь, был окружен еще рядами крытых галерей с ордерными аркадами и крестовыми сводами. Второй этаж появился уже после того, как Брунеллески оставил этот проект. Также на поздних стадиях строительства Воспитательного дома была увеличена длина центрального фасада с портиком и галереей, а во внутреннем помещении был устроен еще один дворик, для женской части персонала.

    Самое яркое впечатление от всей постройки оставляет фасадный портик. Он поднят на ступенчатый подиум и состоит из колоннады с изящными арочными перемычками (всего десять пролетов). За ними расположена лоджия, перекрытая системой анфиладных парусных сводов и три симметричных дверных проема по стене. По бокам фасад фланкируется пролетами, но без аркад, что придает всему строению твердую монументальность. Колонны, поддерживающие аркады, увенчиваются коринфскими капителями и опираются на простые аттические базы. Это решение очень напоминает римские прототипы, а также следует местным традициям тосканского проторенессанса. Оригинальной чертой, характерной уже для творческого гения именно эпохи Возрождения, можно назвать другие элементы декора. По сторонам от аркад поднимаются две каннелированные пилястры, украшенные капителями того же ордера, что и основная аркада. С ними ритмически сочетается оформление всего портика антаблементом, хотя, строго говоря, это не антаблемент, а лишь его нижняя часть — архитрав, который состоит из трех профилей, или уступов (так называемые фасции). Он опирается на архивольты арок. По сторонам архитрав ломается и опускается вниз, оформляя таким образом весь портик в своеобразную «перспективную» рамку. Подобный «рамочный эффект» не играл никакой конструктивной роли и имел лишь декоративное значение, такой же встречается в обработке верхнего яруса стен баптистерия Сан-Джованни во Флоренции. Как утверждают биографы Брунеллески, это решение принадлежало не Филиппо, а его помощнику делла Луна, и мастером такая ордерная вольность не была одобрена, но деталь осталась украшать здание. Также следует отметить особенное «графическое» оформление архитектурных деталей фасада: все членения и детали подчеркиваются рельефными профилями, что выявляет их структурную роль. Еще одной интересной деталью является небольшая специальная ниша в левом крыле лоджии, где люди могли анонимно оставить подкидыша.

    Манетти об отклонениях от проекта Брунеллески
    пишет: «Все это — следствие заносчивой
    самоуверенности того, кто распорядился это
    сделать. Опыт показал, что в постройках Филиппо
    нельзя ничего изменить, не нарушив при этом их
    красоты, не испортив их, не уменьшив полезность
    и не увеличив расходы»

    Уже после смерти Брунеллески лоджия получила дополнительный декор в виде 14 полихромных майоликовых медальонов из глазурованной глины (1463-1466 годы). Они были созданы в мастерской Луки делла Робиа, вероятно Андреа делла Робиа. Медальоны, хотя изначально и не планировались в декоре, органично в него вписались. Их поместили в тимпаны между арками. На каждом изображаются запеленатые по пояс младенцы. Они стали весьма популярными в кругу международной медицинской символики. Копия одного из них размещена на фасаде здания Вестминстерского детского госпиталя в Англии, а с XIX века так называемый флорентийский младенец даже является символом педиатрии в отдельных странах.

    Хотя и считается, что Воспитательный дом был испорчен поздними перестройками, несомненно, изначальный архитектурный проект Брунеллески оставил свой след и вызвал волну подражаний по всей Италии. В течение нескольких последующих столетий (до XVII века) были перестроены все остальные фасады зданий на площади в подражание портику Брунеллески (лоджия монастыря Серви-ди-Мария, портик церкви Сантисимма Аннунциата), образовав, таким образом, своего рода колонный дворик внутри города на месте его площади.

    Воспитательный дом во Флоренции на карте

    Архитектурные особенности Оспедале Дельи Инноченти во Флоренции

    По мнению многих искусствоведов, флорентийский Воспитательный дом оказал мощное влияние на развитие не только итальянской, но и мировой архитектуры.

    Особенно уникальным был для того времени фасад здания – архитектурная вариация на тему античности (в два этажа) длиной более 70 метров, оформленная с лоджиями и колоннами, которые протянулись вдоль одной из сторон площади.

    Также впечатляет контрастное цветовое решение фасада Воспитательного дома: при оформлении второго этажа использовалась гладкая штукатурка белого цвета, а все колонны и членения были выполнены из местного серого камня. Кстати, этот колористический эффект позже войдет в число излюбленных приемов Брунеллески, а также станет часто использоваться другими флорентийскими зодчими. В конце XV столетия лоджия Детского дома была украшена 14 майоликовыми медальонами бело-голубого цвета, выполненными из глазурованной глины. На медальонах изображены запеленатые по пояс новорожденные. Это изображение («флорентийский младенец») позже стало одним из обозначений международной медицинской символики – эмблемой педиатрии.

    В центре здания расположен двор квадратной формы, окруженный аркадой с несколько приподнятым сводом. При этом арки опираются на колонны коринфского ордера (ранее там находились лоджии).

    Кстати, Воспитательный дом работы Филиппо Брунеллески, находящийся во Флоренции, интересен еще и тем, что в его облике впервые были соединены несущие арки и круглые колонны с классическими капителями.

    Наши дни

    В данный момент в Воспитательном доме расположены крупные благотворительные организации Флоренции:

    • офисы ЮНИСЕФ;
    • женский приют;
    • три детских приюта;
    • школа материнства;
    • двое яслей.

    Бывший Детский дом является национальным центром детства и юности.

    А за счет расположения в исторической части города обзор Оспедале Дельи Инноченти включен во многие экскурсионные программы. Конечно, интересно посмотреть на само здание, но также можно посетить музей (художественную галерею) Воспитательного дома во Флоренции, расположенный на территории бывшей столовой. Там хранятся полотна таких известных живописцев, как:

    • Сандро Боттичелли;
    • Лука делла Роббиа (в его мастерской были выполнены медальоны с изображениями младенцев);
    • Пьеро ди Козимо;
    • Доменико Гирландайо.

    Всего в музее насчитывается 77 картин на религиозную тематику (в том числе «Мадонна с Младенцем и ангелом», «Поклонение волхвов»).

    Добраться до Воспитательного дома можно как пешком, так и на общественном транспорте. Первый вариант предпочтительнее, поскольку позволяет увидеть во время пути другие местные памятники культуры и истории, а также прогуляться по площади Piazza della Santissima Annunziata и посетить одноименный храм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *